Классы
Предметы
О проекте

Исследователи о трагедии А.С. Пушкина «Борис Годунов»

Юрий Михайлович Лотман, литературовед, культуролог:

Борис Годунов А.С. Пушкина – гибкий политик, способный быть «то лисой, то львом», бороться с крамолой, твёрдой рукой править государством то милостью, то насилием, но не сражаться с призраками. Ни польские магнаты и король, ни русские бояре, готовые перейти на сторону самозванца, ни Марина не верят в подлинность взятой на себя Лжедимитрием роли. В это верит только народ, прихотливо сочетая в своём воображении легенду о мученической смерти святого царственного младенца, заколотого злодеями по приказу Годунова, и доверие к самозванцу, который воспринимается как живой Димитрий.

Характерно, что хитрый интриган и политик Василий Шуйский и Афанасий Пушкин (лицо вымышленное), получив известие о самозванном претенденте на престол, видят в этом событии вторжение в жизнь иррационального начала, особенно опасное для Годунова как правителя, который руководствуется в своей деятельности «разумным расчётом»...

...не событие, а состояние общества определяет драматизм сюжета, не цепь поступков героя и его столкновений с теми или другими персонажами, а общее напряжение поля, в котором действуют герои, порождает трагические конфликты и жестокие развязки.

 

Валентин Семенович Непомнящий, пушкинист:

Как известно, в первоначальной редакции «Бориса Годунова» был безнадёжный финал: народ, на глазах которого только что бессудно убили беззащитных родичей Бориса, послушно славит нового узурпатора: «Да здравствует царь Димитрий Иванович!» Так действие замыкалось в порочный круг: ведь с того же самого – «Борис наш царь! Да здравствует Борис!» – трагедия началась. Выходило, что русский народ забыл о совести: избрав однажды на престол преступника, он снова, ничем не наученный, ни в чём не раскаявшийся, готов сделать то же самое. Какие жернова повернулись в мастерской пушкинского гения, мы не знаем, но гений этот продиктовал поэту другой финал, тот, который мы знаем: в ответ на приказ «Кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович!» – «Народ безмолвствует». Это выход из порочного круга. В народном безмолвии не только отказ признать царём нового узурпатора; здесь, может быть, преддверие народного покаяния: «Прогневали мы Бога, согрешили...». Этот финал даёт надежду, представляет – говоря словами Гоголя – «русского человека в его развитии», а не в его деградации.

 

Поделиться
Ссылка на страницуCкопироватьЧтобы скопировать ссылку, выделите ее и нажмите [Ctrl] + [C]
http://interneturok.ru/article/textfiles/literatura/issledovateli-o-tragedii-a-s-pushkina-boris-godunov