Классы
Предметы
О проекте

Исследователи. Василь Быков. Повесть «Сотников»

Поэт и прозаик Валерий Липневич отмечает, насколько глубока проблематика «Сотникова» и как Быкову удается избежать советских идеологических шаблонов: в повести «мы находим человека в той пограничной ситуации, когда он являет – и себе, и миру – свою подлинную, ускользавшую ранее суть. Война для Быкова не столько противостояние двух народов-врагов, сколько до поры скрытое противостояние крайних человеческих типов: людей брюха и людей духа. Таких, как Рыбак и Сотников. Главная коллизия писателя не между явными врагами, но между соратниками, товарищами по оружию. В сущности, обнаруживающаяся здесь полярность человеческих типов, малая война между индивидами и рождает в итоге войну большую – между нациями и государствами. До Быкова в советской литературе никто на этой теме не сосредоточивался и на таких выводах – хотя бы и не явно, системой художественных образов – не настаивал. Он был один из немногих, кто взрыхлял хорошо утрамбованную полосу привычных представлений среднего советского человека. Можно сказать, что это была пограничная полоса, отделявшая идеологизированную систему ценностей от общечеловеческой».

Липневич также комментирует художественные особенности повести: «Являясь писателем, извлекающим прежде всего смысл происходящего – всегда в соотнесении с вечностью, – он невольно вытеснял саму фактуру военного материала на периферию повествования. Сухая, по-военному подтянутая, не балующая ни метафорами, ни лирическими отступлениями, проза Быкова стремительно вовлекала читателя в диалектику отношений, в противостояние мыслей и чувств, то есть в ту постоянную войну, которую человек ведет с миром и с самим собой».

Полностью см. здесь: Статья "Ночная правда. Василь Быков. Два рассказа.

 

Важное наблюдение Дмитрия Быкова, писателя, поэта, журналиста, литературоведа: «Это повесть о том, чем отличается человек экзистенциально последовательный от человека, шатаемого ветром. Но и он <автор> показывает очень медленно, очень осторожно этот путь Рыбака к перерождению, потому что Рыбак все время думает о проблемах пользы. Честь – это понятие для него несуществующее. А Быков вслед за Виктором Франклом, великим философом, основателем экзистенциальной философии, узником гитлеровских лагерей, он вслед за ним говорит: "Побеждает, выживает, выдерживает жизнь тот человек, у которого есть смысл, смысл надличностный. А тот, у кого надличностного смысла нет, тот гибнет и, более того, губит вокруг себя всех". Нельзя выжить за счет желания выжить, надо выжить за счет верности некоторому абсолюту. Кто первым предает? Люди душевно грубые, люди прагматические, люди, у которых нет второго дна, а люди с этим вторым дном – у них есть понятие совести, понятие чести. И Сотников, умирая, думает не о том, что он сейчас будет повешен, не о том, что его жизнь заканчивается так страшно и, в общем, бесславно, никто же не узнает ничего, а о том, что он подвел под виселицу еще и девочку Басю, еще и старосту Петра. Вот это для него самое страшное. Он, умирая, думает о том, что он виноват. И этот человек, наделенный совестью, для Быкова главный персонаж, потому что воевать без совести, воевать на одном зверстве немыслимо».

Обратим внимание на еще одно замечание исследователя: «Быков подчеркивал будничность своего героя, его подчеркнутую негероичность, то, что всякий может быть таким, и более того, что самый жалкий, самый неудачливый, в конце концов, окажется самым героическим. Сотников – один из многих, и именно массовость этого образа оказалась ему так дорога».

Полностью см.здесь: Лекция из цикла «100 лет. 100 лекций»

 

А вот высказывание журналиста Владимира Познера: «Помню, года три назад я стал свидетелем спора. Дело было ранним утром, все уже выспались, сидели за столом, и кто-то задался вопросом: может ли кто-нибудь из присутствующих поручиться, что под пыткой не выдал бы друга? Спорили отчаянно, а я думал: пока не испытаешь на деле, не знаешь про себя ничего. Но тут вспомнил Быкова с его Сотниковым, вспомнил, что есть такие люди – самые обыкновенные, самые неприметные, но несгибаемые.А значит, может быть, выдержал бы и я. Мне неизвестно, с кого писал Сотникова Быков. Но для меня, его читателя, это и не важно. Важно, что он написал его для меня. Для каждого из нас. Для того, чтобы мы стали иными».

Полностью см. здесь: Статья "Триумф"

Поделиться
Ссылка на страницуCкопироватьЧтобы скопировать ссылку, выделите ее и нажмите [Ctrl] + [C]
http://interneturok.ru/article/textfiles/literatura/issledovateli-vasil-bykov-povest-sotnikov