Классы
Предметы

Внутренняя политика России в 1801–1825 гг.

На уроке по теме «Внутренняя политика России в 1801–1825 гг.» освещены реформы периода правления Александра I, в некоторой степени улучшившие положение в Российской империи. Раскрыто понятие аракчеевщины. Рассмотрено, как при Александре I были завершены реформы в образовании, начатые Екатериной II. Заключительная часть урока посвящена рассмотрению политики просвещенного абсолютизма, где детально рассмотрено влияние европейских просветителей. Подчеркнута роль Сперанского в попытках разделения власти на законодательную, судебную и исполнительную.

Предварительные замечания

В отечественной исторической науке время правления Александра I (1801–1825) традиционно принято делить на два больших периода:

1. До нашествия Наполеона (1801–1812), когда император и его ближайшее окружение не всегда последовательно, но, тем не менее, занимались реальной подготовкой либеральных реформ и смогли реализовать некоторые из этих реформ на практике.

2. После разгрома Наполеона (1815–1825), когда во внутренней политике самодержавия стали преобладать консервативные тенденции, логическим завершением которых стала аракчеевщина.

 

Внутренняя политика в 1801–1812 гг.

При вступлении на престол Александр I в своем Манифесте прямо подчеркнул приверженность идеям политического курса Екатерины II, восстановил в полном объеме «Жалованную грамоту дворянству», отстранил от власти самых одиозных фигур павловского правления (И. Кутайсова, А. Аракчеева, П. Обольянинова) и издал Указы о политической амнистии и ликвидации Тайной экспедиции. Такое начало нового царствования подкупило дворянское сословие, и, заручившись его поддержкой, император приступил к первому этапу либеральных реформ (1801–1804).

Но, прежде чем приступить к проведению этих реформ, Александр I отправил в отставку и активных участников антипавловского заговора, которые на многое претендовали. Теперь особое положение при дворе заняли «интимные» друзья молодого императора Виктор Павлович Кочубей, Павел Александрович Строганов, Николай Николаевич Новосильцев и Адам Адамович Чарторыйский, которые составили знаменитый «Негласный Комитет», возникший ещё в эпоху павловского царствования (рис. 1).

Негласный комитет

Рис. 1. Негласный комитет (Источник)

«Негласный Комитет», который часто называли «Интимным комитетом», «Комитетом общественного спасения» и даже «Якобинской шайкой», не имел официального статуса, но в первые годы правления Александра I именно он оказывал большое влияние на определение внутриполитического курса и выработку стратегии либеральных реформ. Наиболее активно «Негласный Комитет» работал в первый год своего существования, но затем его деятельность заметно ослабла, и в 1803 г. он был распущен.

В современной историографии существуют разные оценки деятельности «Негласного комитета». Одни авторы (Н. Троицкий) пишут о том, что проекты реформ, рождавшиеся на заседаниях этого Комитета, в частности «Жалованная грамота российскому народу», в итоге долгих разговоров и вздохов, бесследно тонули в новых разговорах и вздохах. Другие авторы (В. Федоров) менее категоричны в своих оценках и полагают, что нельзя столь негативно оценивать деятельность «Негласного комитета», поскольку часть либеральных реформ все же удалось реализовать на практике.

В первые годы царствования Александра I был проведен ряд административных преобразований:

а) в марте 1801г. под председательством своего наставника, графа Н.И. Салтыкова, император учредил совещательный орган – Непременный (Постоянный) Совет, в состав которого вошли 12 наиболее влиятельных сановников империи: П. Завадовский, А. Воронцов, Н. Салтыков, П. Зубов и ряд других вельмож. Однако после проведения министерской реформы значение Непременного совета стало неуклонно падать, и после учреждения Государственного Совета, в январе 1810 г. этот властный орган окончательно прекратил свое существование;

б) в июле 1801 г. была учреждена Комиссия по составлению законов во главе с графом П.В. Завадовским, однако ее деятельность оказалась столь же бесплодной и бесполезной, как и предыдущих Комиссий, и в 1804 г. она приказала долго жить;

в) в сентябре 1802 г. Правительствующий Сенат, влияние и значение которого сильно пошатнулось во времена Екатерины II и Павла I, был восстановлен в ранге высшего судебно-административного органа и «хранителя законов» Российской империи;

г) в сентябре 1802 г. был проведен первый этап министерской реформы, в ходе которого вместо восстановленных Павлом I петровских Коллегий создавалось 8 министерств: военно-сухопутных сил, военно-морских сил, внутренних дел, иностранных дел, юстиции, финансов, коммерции и народного просвещения. В отличие от Коллегий, новые органы исполнительной власти строились на принципах единоначалия, где все важнейшие вопросы решались исключительно его руководителем, который назначался на должность и смещался с неё лично императором. Каждый министр имел своего заместителя (товарища министра) и личную канцелярию. Сами министерства делились на департаменты во главе с директорами, департаменты состояли из отделений, которые возглавлялись начальниками, а отделения подразделялись на столы во главе со столоначальниками. Кроме того, для совместного обсуждения дел учреждался Комитет Министров, который, однако, не был наделен реальными властными полномочиями. В Комитет Министров первоначально входили все министры, а затем и председатели департаментов Государственного Совета и Государственный секретарь. Первыми министрами были назначены как представители старой екатерининской знати (Н.С. Мордвинов, Г.Р. Державин, П.В. Завадовский), так и молодые друзья Александра (Н. Новосильцев, В. Кочубей, П. Строганов, А. Чарторыйский).

Надо сказать, что историки до сих пор неоднозначно оценивают проведенную реформу исполнительной власти. Одни (Н. Троицкий) считают, что она ничего не изменила, поскольку верховным распорядителем власти по-прежнему остался император. Другие (В. Федоров, П. Зырянов) утверждают, что министерская реформа знаменовала собой дальнейшую бюрократизацию управления и усовершенствование центрального аппарата. А третьи (С. Середонин) полагали, что министерская реформа привела к «самодержавию министерств», что не входило в планы их инициатора.

Помимо административных реформ, в начале своего царствования Александр I провел ряд преобразований в сфере экономики и социальных отношений, в частности: а) в декабре 1801 г. былиздан Указ, разрешивший купцам, мещанам и государственным крестьянам свободную куплю-продажу земли, что стало серьезным ударом по дворянской монополии на земельную собственность; б) в феврале 1803 г. по инициативе графа С. Воронцова был подписан знаменитый Указ «О вольных хлебопашцах», разрешавший помещикам даровать вольную крепостным крестьянам, предоставляя им всобственность небольшие наделы земли; в) в 1804 г. был проведен первый этап аграрной реформы в Эстляндии, Лифляндии и Курляндии, в ходе которого все прибалтийские крестьяне, при сохранении прежних феодальных повинностей, становились владельцами своих земельных наделов (рис. 2).

Крестьяне начала XIX века

Рис. 2. Крестьяне начала XIX века (Источник)

Новый этап либеральных реформ в России (1809–1812) традиционно связывают с личностью статс-секретаря государя Михаила Михайловича Сперанского, который в октябре 1809 г. представил на рассмотрение Александра I «Введение к уложению государственных законов». Этот проект М. Сперанского, который ряд современных авторов (С. Мироненко) именуют «Конституцией», предполагал создание трех независимых ветвей власти на всех уровнях. Законодательная власть была представлена выборными Государственной Думой, губернскими, окружными и волостными думами. Исполнительная власть – министерствами,губернскими, окружными и волостными управлениями. А судебная власть – Правительствующим Сенатом,губернскими, окружными и волостными судами, состоящими из двух палат по уголовным и гражданским делам.

Высшим органом, который должен был координировать деятельность всех ветвей власти, становился Государственный Совет. Он же должен был служить связующим звеном между императором и высшими органами законодательной, исполнительной и судебной власти.Кроме того, «Введением» устанавливалось, что ни один законопроект не мог получить высшей юридической силы без предварительного обсуждения в Госсовете с последующим утверждением его императором.

Таким образом, система органов центральной власти в проекте М. Сперанского (рис. 3) нисколько не умаляла властных прерогатив самодержавного монарха, который по-прежнему назначал и смещал с должности всех министров, членов Государственного Совета и Сената, а также распускал Государственную Думу и назначал новые выборы.

После ознакомления с эти проектом, Александр I счел его «удовлетворительным» и даже «полезным», после чего М. Сперанский представил государю календарный план его реализации, рассчитанный на 1810–1811 гг. Однако проект «первого министра империи» встретил ожесточенное сопротивление со стороны сенаторов, министров и других высших сановников империи, которые посчитали его слишком радикальным. Столкнувшись со столь сильным протестом сановной знати, Александр не решился идти на конфликт с нею и в очередной раз ограничился полумерами.

В январе 1810 г. был подписан Манифест об упразднении Непременного Совета и учреждении законосовещательного Государственного Совета, состоящего из Общего собрания и четырех департаментов (законов, военного, гражданского и экономического).

Затем, по предложению М. Сперанского, был проведен второй этап министерской реформы. В июне 1811 г. Александр I подписал Указ об «Общем учреждении министерств», в соответствии с которым:

а) упразднялось Министерство коммерции и учреждались Министерство полиции и три Главных управления путей сообщения, государственного контроля и духовных дел; б) четко разграничивались компетенция и полномочия всех министерств и устанавливались их единая организационная структура и порядок делопроизводства в них; в) все министры по должности становились членами Сената.

М. Сперанский

Рис. 3. М. Сперанский (Источник)

Надо сказать, что еще со времен издания двух императорских указов «О придворных званиях» (апрель 1809 г.) и «Об экзаменах на чин» (август 1809 г.), реформаторская деятельность М. Сперанского стала вызывать резкое недовольство в широких дворянских кругах, в том числе среди придворной знати, неформальным лидером которой стала родная сестра императора Екатерина Павловна. Именно она в марте 1811 г. передала брату «Записку о древней и новой России в её политическом и гражданском отношениях» Н.М. Карамзина, которая стала идейной основой борьбы придворных консерваторов с либеральными реформами М. Сперанского. В конечном итоге они одержали верх, и в марте 1812 г. Александр Iотправил М. Сперанского в отставку, который затем был арестован и сослан, сначала в Нижний Новгород, а затем в Пермь.

Надо сказать, что в исторической науке до сих пор существуют совершенно разные оценки первого периода правления Александра I. Одни авторы (С. Мироненко, В. Лобов) полагают, что император был искренним сторонником либеральных реформ, отмены крепостного права и установления конституционного правления в России. Другие историки (А. Предтеченский, Н. Минаева, В. Федоров) утверждают, что Александр I больше любил поговорить о реформах, законности и представлении республиканского правления, но на практике проводил ту же абсолютистскую политику, что и его убиенный отец. Третья группа авторов (В. Ключевский, Н. Троицкий) крайне негативно оценивали личность и деятельность Александра I и утверждали, что по своим взглядам он был не меньшим деспотом, чем Павел I, а все его реформы были «либеральным иллюзионом».

 

Внутренняя политика в 1815–1825 гг.

До недавнего времени практически все советские историки крайне негативно оценивали второй период правления Александра I как время неприкрытой реакции, когда курс либеральных реформ был принесен в жертву самодержавию и реакционному дворянству. Однако сегодня большинство авторов (Н. Троицкий, В. Федоров), оставаясь на прежних позициях, все же признают, что в эпоху аракчеевщины император,наряду с откровенно реакционными мерами, частично продолжил курс либеральных реформ.

В мае 1818 г.Александр I поручил министру юстиции Н. Новосильцеву подготовить Государственную Уставную грамоту Российской империи, построенную на принципах того конституционного акта, который был дарован им Царству Польскому в ноябре 1815 г.Летом 1819 г. комиссия Н. Новосильцева – П. Вяземского завершила свою работу и представила проект «Государственной Уставной грамоты» на рассмотрение императора, который, одобрив данный документ, поручил подготовить Манифест о даровании конституционного правления в России.

Первая русская «Конституция» предусматривала создание представительного органа власти – Государственного Сейма или Государственной Думы, состоявшего из двух палат – Сената и Посольской палаты. Сенат формировался лично царем из членов императорской фамилии и существующего Правительствующего Сената.Посольская палата тоже формировалась царем, но из числа кандидатов, избранных губернскими дворянскими собраниями и городскими думами. При этом император в полном объеме сохранял свои функции верховного законодателя и главы исполнительной власти, которому подчинялись все руководители центральных правительственных ведомств, губернаторы и наместники.

По проекту «Уставной грамоты» Российская империя должна была стать федеративным государством в составе 12 крупных административно-территориальных единиц – наместничеств. При этом предусматривалось, что во всех наместничествах будут созданы собственные представительные органы власти. Кроме того, этот проект провозглашал основные гражданские и политические права и свободы подданных российской короны, но вопрос о крепостном праве в нем не был даже упомянут, поэтому реализация этих прав и свобод оказалась в подвешенном состоянии.

По мнению большинства историков (Н. Минаева, С. Мироненко, В. Федоров), «Конституция» Н. Новосильцева была несомненным шагом назад в сравнении с проектом М. Сперанского, но даже такой безобидный документ не был реализован. Под давлением А. Аракчеева, А. Голицына, В. Кочубея и других влиятельных царедворцев, Александр I отказался от своего замысла и положил оба документа под сукно.

В те же годы несколько влиятельных царских сановников, в частности генерал А.А. Аракчеев, министр финансов Д.А. Гурьев, адмирал Н.С. Мордвинов, генерал П.Д. Киселев и другие разработали собственные проекты отмены крепостного права в стране. Однако все они так и остались на бумаге. Единственным реальным мероприятием правительства в решении крестьянского вопроса стал второй этап аграрной реформы в Эстляндии (1816), Курляндии (1817) и Лифляндии (1819), в ходе которого эстляндские и остзейские крестьяне получали личную свободу, но оставались без основного средства производства – пахотной и усадебной земли, превратившись в безземельных батраков.

Говоря о реакционных мероприятиях правительства, историки традиционно придают особое значение созданию военных поселений. Существует довольно расхожее представление, что инициатором этой политики был глава Военного департамента Государственного Совета, императорский фаворит граф Алексей Андреевич Аракчеев. Однако это не совсем так. Идея создания военных поселений возникла ещё в эпоху Павла I, который с их помощью пытался решить две острейших проблемы: а) проблему комплектования армии и б) острый финансовый кризис, поразивший страну на рубеже веков. Однако по ряду причин реализовать эту программу не удалось, и только в 1810 г. правительство вновь вернулось к этому вопросу и создало в качестве «пилотного проекта» первое военное поселение в Могилевской губернии.

В 1816 г. правительство вновь вернулось к идее создания военных поселений, причем, по мнению ряда историков (В. Федоров), эта инициатива всецело исходила от Александра I. Генерал А. Аракчеев (рис. 4), назначенный начальником военных поселений, первоначально даже возражал против их введения и предлагал решить проблему комплектования армии путем сокращения срока солдатской службы и перевода демобилизованных солдат в разряд резервистов. Однако как только вопрос о создании военных поселений был окончательно решён, А. Аракчеев стал самым рьяным исполнителем царской воли.

А. Аракчеев

Рис. 4. А. Аракчеев (Источник)

В 1817–1818 гг. на территории Петербургской, Могилевской, Новгородской, Херсонской и Харьковской губерний было создано несколько сот военных поселений, общая численность которых составила более 500 тысяч поселян. Вся жизнь в военных поселения, большую часть которых составляли крепостные крестьяне (375 тысяч), была строго регламентирована на военный лад, что превратило их обитателей в настоящих рабов. Именно поэтому практически сразу после их создания вспыхнули массовые антиправительственные выступления поселян в Новгородской (1817), Херсонской (1817–1818) и Харьковской (1819) губерниях, которые были с особой жестокостью подавлены правительственными войсками.

По мнению большинства историков (В. Федоров, Н. Троицкий), окончательный поворот к реакции произошедший после 1820 г., явился ответом на целый ряд внутренних и внешних событий, произведших неизгладимое впечатление на Александра I. Речь, в частности, идет о революции в Неаполитанском королевстве (лето 1820), восстании Гвардейского Семеновского полка (октябрь 1820) и Троппаусском (октябрь–декабрь 1820) и Лайбахском (январь 1821) Конгрессах государств Священного союза.

В 1822 г., по именному рескрипту Александра I министру внутренних дел, графу В. Кочубею, были запрещены все тайные общества и масонские ложи, а со всех государственных чиновников и армейских офицеров взяты подписки о благонадежности.

Реакционный внутриполитический курс самодержавия в 1821–1825 гг. обычно связывают с личностью А. Аракчеева и традиционно называют аракчеевщиной. В самом деле, роль А. Аракчеева, всесильного временщика и фаворита Александра I, была в то время исключительно велика. С 1822 г., возглавляя Императорскую Канцелярию и находясь на положении первого министра, он фактически являлся единственным докладчиком царю по всем вопросам, даже по делам Святейшего Синода. Все министры и сенаторы первоначально шли с докладами к всесильному временщику, который затем делал общий доклад императору. Нисколько не умаляя огромного влияния этой личности на ход государственных дел, ряд авторов (В. Федоров, В. Томсинов), все же утверждают, что истинным вдохновителем реакционного курса был сам Александр I, а А. Аракчеев выступал лишь в роли наиболее ревностного исполнителя его воли.

 

Список литературы для изучения темы "Внутренняя политика России в 1801–1825 гг.":

  1. Ерошкин Н.Н. Министерства России первой половины XIX века. – М., 1980.
  2. Корнилов А.А. Курс истории России XIX века. – М., 1993.
  3. Лобов В.Н. Энергия власти. – М., 2012.
  4. Минаева Н.В. Потаенные Конституции России. – М., 2010.
  5. Мироненко С.В. Самодержавие и реформы. – М., 1989.
  6. Мироненко С.В. Страницы тайной истории самодержавия. – М., 1990.
  7. Предтеченский А.В. Очерки общественно-политической истории России XIX в. – М., 1957.
  8. Сахаров А.Н. Александр I. – М., 1998.
  9. Томсинов В.А. Аракчеев. – М., 2003.
  10. Томсинов В.А. Сперанский. – М., 2012.
  11. Троицкий Н.А. Россия в XIX веке. – М., 1999.
  12. Федоров В.А. Сперанский и Аракчеев. – М., 1998.
  13. Шепелев Л.Е. Аппарат власти в России. Эпоха Александра I и Николая I. – СПб., 2007.

 

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

  1. Biografii.ru (Источник).
  2. Rusizn.ru (Источник).
  3. Hist.msu.ru (Источник).
  4. Hist.msu.ru (Источник).
  5. Krotov.info (Источник).