Классы
Предметы

Народническое движение 1869 -1881 гг.

Революционное движение в России развивалось постепенно. Один из его этапов – «народничество», оказавшее большое влияние на революционное движение в целом.

 

Основные течения русского народничества

В начале 1870-х гг. народническая доктрина А. Герцена и Н. Чернышевского была дополнена, прежде всего, по вопросам тактики идеями лидеров российской политической эмиграции М. Бакунина, П. Лаврова и П. Ткачева. В результате этого в недрах революционногонародничества, которое господствовало на протяжении всех 1870-х гг., возникло три течения – «бунтарское», «пропагандистское» и «заговорщическое».

а) Идеологом «бунтарского» направления был Михаил Александрович Бакунин, который наиболее полно изложил свои теоретические воззрения в работе «Государственность и анархия», написанной в 1873 г.

М. Бакунин считал, что русский народ является прирожденным «социалистом по инстинкту», поэтому его не надо агитировать за социализм, а следует сразу призвать к бунту. Революционеры в данном случае сыграют роль той воспламеняющей искры, которая зажжет пламя народного восстания и объединит разрозненные крестьянские бунты во всероссийский бунт. Таким образом, бакунинское направление было, прежде всего, бунтарским.

Другая особенность бакунинской доктрины состояла в том, что она была анархистской. Как видный теоретик анархизма, М. Бакунин (рис. 1)рассматривал любую, даже самую демократическую государственную власть как «источник эксплуатации и деспотизма», поэтому он был горячим противником государственного социализма, считая, что он монополизирует общественную собственность в интересах чиновников, которые станут преемниками буржуазии в роли господствующего класса. Любой форме государства он противопоставлял принцип федерализма, т. е. свободную федерацию самоуправляющихся сельских общин и производственных ассоциаций на основе коллективной собственности на орудия и средства производства.

Михаил Бакунин

Рис. 1. Михаил Бакунин (Источник)

Из бакунинского анархизма вытекал и его специфический аполитизм, т. е. отказ от политической борьбы в пользу более радикальной социальной борьбы. Иначе говоря, М. Бакунин не отрицал саму политическую революцию, но растворял ее в революции социальной.

б) Идеологом «пропагандистского» направления был отставной артиллерийский полковник Петр Лаврович Лавров, который изложил основы своей идейной доктрины в «Исторических письмах», написанных в 1868–1870 гг.

П. Лавров разделял основной тезис бакунизма о социальной революции и рассматривал крестьянскую общину как готовую ячейку социализма. Однако, в отличие от М. Бакунина, он не считал, что русский народ готов к осознанию идей социализма, поэтому именно народники должны пробудить его революционное сознание. При этом, как и М. Бакунин, П. Лавров призывал народников идти в народ, но не сразу, а после серьезной теоретической подготовки, и не для бунта, а для пропаганды своих идей. При этом анархизм и аполитизм были свойственны и П. Лаврову, но в гораздо меньшей степени, чем М. Бакунину.

в) Идеологом «заговорщического» направления был магистр права Петр Никитич Ткачев (рис. 2). Это направление революционного народничества часто именуют русским бланкизмом, поскольку раньше с таких же позиций выступал знаменитый французский социалист-утопист Огюст Бланки. В отличие от бакунистов и лавристов, русские бланкисты не были анархистами. Они признавали необходимость политической борьбы и намеревались захватить государственную власть с тем, чтобы осуществить всеобщий социальный переворот. Однако, так как современное российское государство, по мнению П. Ткачева, не имело прочных социальных и экономических корней, бланкисты надеялись свергнуть его силами партии заговорщиков, не утруждая себя пропагандой своих идей.

Первой крупной акцией революционного народничества стало массовое «хождение в народ», осуществленное летом 1874 г. Это движение, в котором приняли участие примерно две-три тысячи народников, охватило, по разным оценкам, от 37 (В. Федоров) до 50 (Н. Троицкий) губерний европейской России, Прибалтики и Северного Кавказа. Однако эта пропагандистская акция потерпела полное фиаско, поскольку народники не знали истинных настроений российского крестьянства, не имели опыта ни пропагандистской работы, ни конспирации. Да и сами крестьяне совершенно не были готовы к восприятию идей социализма.

Ткачев П.Н. с семьей

Рис. 2. Ткачев П.Н. с семьей (Источник)

«Земля и воля» (1876–1879)

После провального «хождения в народ» в среде революционных народников наступил период разброда и шатаний. Более года они не могли создать ни одной более-менее действенной организации, за исключением «Кружка москвичей» (П. Алексеев), который просуществовал не более двух месяцев и в апреле 1875 г. канул в лету.

Только осенью 1876 г. народники смогли создать новую революционную организацию всероссийского масштаба, которая получила старое название «Земля и воля» (рис. 3). Организаторами второй «Земли и воли» стали бывшие «чайковцы»Марк Андреевич и Ольга Александровна Натансон. Вместе с ними ключевую роль в новой организации играли Александр Дмитриевич Михайлов, Сергей Михайлович Степняк-Кравчинский, Валерьян Андреевич Осинский, Дмитрий Андреевич Лизогуб и Георгий Валентинович Плеханов.

Эмблема «Земли и Воли»

Рис. 3. Эмблема «Земли и Воли» (Источник)

Практически сразу была создана программа «Земли и воли», основные пункты которой состояли в следующем: а) передача всей земли в руки крестьянства, б) полное общинное самоуправление, в) право наций на самоопределение, г) провозглашение политических прав и свобод и д) создание производственных землевладельческих и промышленных ассоциаций. Чисто политические цели пока в программе не значились, а средства достижения своих программных установок землевольцы разделили на две части: организаторскую, т. е. пропаганду и агитацию своих идей, и дезорганизаторскую, т. е. индивидуальный террор в отношении представителей власти.

Наряду с программой, «Земля и воля» приняла устав, проникнутый духом централизма, строжайшей дисциплины и конспирации. Общество имело четкую организационную структуру: Совет общества, Центральный кружок в составе семи групп и 15 региональных отделений в крупных городах империи, включая Москву, Казань, Самару, Саратов, Воронеж, Киев, Харьков и Одессу. «Земля и воля» стала первой в России революционной организацией, которая издавала собственные печатные органы – газету и листок с аналогичным названием. Состав «Земли и воли», по мнению большинства специалистов (Б. Итенберг, Н. Троицкий, Л. Ляшенко), не превышал 200 членов, но практически все они были опытными конспираторами с многолетним стажем революционной борьбы.

Первоначально, в 1876–1877 гг.,землевольцы возродили тактику «хождения в народ» посредством создания специальных народнических поселений. Однако, когда они в очередной раз убедились в бесполезности этой затеи, на первый план вышла тактика террора против властей.24 января 1878 г. ВераЗасулич тяжело ранила из пистолета Петербургского градоначальника генерала Ф.Ф. Трепова, а 4 августа 1878 г. Сергей Кравчинский заколол кинжаломначальника III Отделения Императорской Канцелярии и шефа Корпуса жандармов генерал-адъютанта Н.В. Мезенцева.

В марте 1879 г. в недрах «Земли и воли» ведущие позиции заняли сторонники индивидуального террора, которые создали Исполнительный комитет, и 2 апреля 1879 г. один из членов Исполкома Алексей Соловьев совершил очередное неудачное покушение на Александра II(рис. 4).

Покушение Соловьева

Рис. 4. Покушение Соловьева (Источник)

В результате всех этих событий внутри «Земли и воли» произошел раскол, и обособились две фракции – «политиков»,т. е. активных сторонников террора, которые создали тайную организацию «Свобода или смерть», и «деревенщиков», сторонников прежних пропагандистских методов борьбы. Для того чтобы предотвратить наметившийся раскол общества, было решено созвать съезд землевольцев, который состоялся в июне 1879 г. в Воронеже.

Накануне этого съезда в Липецке прошло заседание фракции «политиков», на котором была выработана общая линия поведения и принято решение о необходимости активизации террора. Во время работы съезда, во избежание раскола, его делегаты договорились о соединении двух тактик. Однако очень скоро выяснилось, что соединить несоединимые вещи невозможно, и в августе 1879 г. произошел цивилизованный развод двух фракций на две самостоятельные организации – «Народную волю» и «Черный передел». 

«Народная воля» (1879–1881) и «Черный передел» (1879–1882)

После раскола «деревенщики» во главе с Г.А. Плехановым, П.Б. Аксельродом, Л.Г. Дейчем и В.И. Засулич сознательно дали своей организации название «Черный передел», отразив в нем извечную тягу российского крестьянства к «черному», т. е. всеобщему переделу земли. В центральной петербургской группе «Черного передела» насчитывалось всего 22 члена, а общая численность организации, включая 10 региональных отделений в Москве, Казани, Киеве, Харькове и других городах, составляла не более 100 членов.

Вскоре члены организации наладили издание своего центрального печатного органа под тем же названием «Черный передел» и газеты «Зерно», но развернуть реальную практическую деятельность им не удалось. В результате чернопередельцы либо эмигрировали, либо перешли в «Народную волю», либо вообще отошли от революционного движения, и к началу 1882 гг.«Черный передел» фактически перестал существовать.

Большинство бывших землевольцев стали членами «Народной воли», которая, по сути, стала первой политической партией в России. Руководящим центром «Народной воли» был ее Исполнительный комитет в составе 30 человек. Среди руководителей Исполкома особенно выделялись Андрей Иванович Желябов, Александр Дмитриевич Михайлов, Софья Львовна Перовская, Вера Николаевна Фигнер, Николай Александрович Морозов, Николай Иванович Кибальчич и другие.

Покушение на Александра II во Франции

Рис. 5. Покушение на Александра II во Франции (Источник)

В рамках «Народной воли», численность которой по разным оценкам составляла от двух (В. Федоров) до шести (Н. Троицкий) тысяч человек, действовало 25 региональных кружков и отделений. Исполком издавал в качестве центрального печатного органа партии газету «Народная воля» (1879–1885) и четыре приложения к ней: Листок, Вестник, Календарь и «Рабочую газету». Как идеологический штаб партии, Исполком разработал ее программные документы, которые стали шагом вперед по сравнению с предыдущим периодом, поскольку они освободились от анархизма и аполитизма. Главной своей целью народовольцы считали свержение самодержавия и осуществления ряда коренных преобразований в политическом строе страны, в частности созыв Учредительного Собрания, введение парламентарной демократической республики, всеобщего избирательного права, гражданских и политических свобод и т. д.

Как и все народники, народовольцы исходили из того, что главной созидательной силой в предстоящей революции является крестьянство. Однако, пережив трагический опыт «хождения в народ», они утратили веру в революционную инициативу крестьянства и пришли к выводу, что только партия должна инициировать переворот путем цареубийства. Программа Исполкома прямо нацеливала своих членов на государственный переворот путем организационной, пропагандистской и агитационной работы, а также посредством красного террора.

Надо сказать, что в советской и отчасти современной историографии (Н. Троицкий, Ф. Лурье) всегда утверждалось, что тактика террора была вынужденной мерой, «навязанной революционерам белым террором со стороны царского правительства», и что тогда это была «единственно возможная тактика борьбы с существующим режимом». Но большинство современных авторов (Г. Кан) справедливо говорят о том, что репрессивные меры царского правительства против народовольцев были адекватной ответной реакцией на их красный террор.

Наряду с различными секциями и организациями, в рамках «Народной воли» существовала «Военная организация», в которой, по свидетельству очевидцев и оценкам историков, состояло более 400 офицеров армии и флота. Более того, члены этой организации пытались завлечь в свои ряды популярных генералов М. Скобелева и М. Драгомилова.

В августе 1879 г. Исполнительный комитет «Народной воли» вынес смертный приговор Александру II. К подготовке цареубийства было привлечено около 50 членов организации, которые разделились на несколько боевых групп. После этого началась настоящая охота на царя: в ноябре 1879 г. под Москвой боевики Софьи Перовской взорвали царский поезд, а в феврале 1880 г.Степан Халтурин взорвал царскую столовую в самом Зимнем Дворце, и в обоих случаях царя спасла от неминуемой гибели чистая случайность.

После этих бессмысленных террористических актов полиция напала на след народовольцев и в конце февраля 1881 г. арестовала А. Михайлова, Н. Морозова, Т. Квятковского, А. Желябова и ряд других террористов. В этой ситуации подготовку нового покушения на царя возглавила Софья Перовская.

1 марта 1881 г. около трех часов дня террористы подстерегли карету Александра II на берегу Екатерининского канала в Петербурге, и Николай Рысаков бросил первую бомбу в карету царя. Однако она не достигла цели, ранив только несколько казаков из его сопровождения. Затем, когда Александр II вышел из разбитой кареты и направился к раненым казакам, второй террорист, Игнатий Гринивецкий, бросил новую бомбу, которая смертельно ранила императора и убила самого террориста (рис. 6).

Гибель Александра

Рис. 6. Гибель Александра (Источник)

17 марта 1881 г. все участники цареубийства были арестованы полицией, а уже 3 апреля шесть наиболее видных террористов – Андрей Желябов, Софья Перовская, Николай Кибальчич, Григорий Гельфман, Тимофей Михайлов и Николай Рысаков, выдавший своих подельщиков полиции, были повешены на Семеновском плацу в Петербурге.

После разгрома Исполкома «Народной воли» продолжали функционировать некоторые региональные отделения и кружки этой организации, но их реальный вес и значимость в общественной жизни России практически сошли на нет. Они полностью сосредоточились на идеи цареубийства, и вскоре возникла «Террористическая фракция партии «Народная воля» во главе с Павлом Шевыревым и Александром Ульяновым, которая вынесла смертный приговор уже Александру III.1 марта 1887 г. эта группа террористов совершила неудачное покушение на императора, и после ее разгрома революционное народничество на целое десятилетие сошло с исторической сцены России. На смену ему пришли либеральные народники в лице Николая Константиновича Михайловского, Василия Павловича Воронцова, Сергея Николаевича Кривенко и других, которые господствовали в освободительном движении до конца 1890-х гг. 

Историография народничества

Первоначально в дореволюционной исторической науке сложилась охранительная или государственническаяконцепция народничества (С. Татищев), которая совершенно справедливо расценивала террористическую деятельность революционных народников как вереницу бессмысленных злодеяний.

Затем в пику охранительной концепции сложилась либеральная концепция народничества, представители которой (А. Корнилов), всячески приукрашивали деятельность народников как мирных деятелей либерального толка, терроризм которых они считали вынужденной мерой, и возлагали ответственность за конфронтацию и политический террор на царское правительство.

Советская историография народничества до середины1930-х гг., а затем с середины1950-х гг. целиком базировалась на ленинских оценках, который всячески превозносил их как самых ярких представителей разночинского этапа в освободительном движении (1861–1895), но резко критиковал их за «утопический социализм». При этом часто советские историки сознательно акцентировали одни и искажали другие его оценки. Например, ленинские филиппики в адрес эсеров они переадресовывали народовольцам,а ленинскую ругань в отношении либеральных народников распространяли на всех народников. При этом ряд советских историков (М. Нечкина, И. Ковальченко) утверждали, что со второй половины 1870-х гг. революционное народничество как идейное течение переживало упадок. А их оппоненты (Н. Троицкий), напротив, считали деятельность народовольцев вершиной революционного движения в России на протяжении всегоXIX в.

В сталинской историографии изучение народничества фактически оказалось под запретом, поскольку вождь всех времен и народов очень верно заметил, что «если мы на народовольцах будем воспитывать наших людей, то воспитаем террористов». Данное обстоятельство крайне не нравилось и до сих пор не нравится всем апологетам народников-террористов, которые сделали себе блестящую научную карьеру на изучении этой очень важной темы. Так, например, профессор Н. Троицкий до сих пор сокрушается о том, что «судьба «Народной воли» трагична вдвойне: сначала она как субъект истории прошла сквозь шквал репрессий со стороны царизма, а потом уже как исторический объект – сквозь тернии предвзятых оценок со стороны историков».

В настоящее время в историографии народничества существует два основных подхода. Одни авторы (Н. Троицкий, Ф. Лурье) по-прежнему являются его апологетами и утверждают, что народнический «красный террор» стал ответной мерой на правительственный «белый террор». А их оппоненты (Г. Кан) вернулись на позиции охранительной концепции и крайне негативно оценивают революционную деятельность народников.

 

Список литературы

  1. Антонов В.А. Революционное народничество. – М., 1965.
  2. Итенберг Б.С. Движение революционного народничества. – М., 1965.
  3. Кан Г.С. «Народная воля»: идеология и лидеры. – М., 1997.
  4. Ковальченко И.Д. В.И.Ленин и история классов и политических партий в России. – М., 1970.
  5. Корнилов А.А. Общественное движение при Александре II (1855–1881). – М., 1909.
  6. Лурье Ф.М. Нечаев: созидатель разрушения. – М., 2001.
  7. Твардовская В.А. Социалистическая мысль России на рубеже 1870–1880 гг. – М., 1968.
  8. Татищев С.С. История социально-революционного движения в России (1861–1881). – М., 1882.
  9. Троицкий Н.А. «Народная воля» перед царским судом. – М., 1983.

 

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

  1. История Российской империи (Источник).
  2. Хронос (Источник).