Классы
Предметы

Политический строй в России в XVII веке

На видеоуроке, посвященном теме «Политический строй в России в XVII веке», перечисляются предпосылки, раскрывается суть зародившейся в XVII веке абсолютной монархии в России. Называются отличительные черты российской и европейской абсолютных монархий. Подчеркивается необходимость реформ, проводимых в тот период для поддержания власти: бюрократической, реформы армии, создание нового свода законов. Подчеркивается значение царя Алексея Михайловича Романова для установления в России политического строя – абсолютной монархии.

Тема: Россия в XVII в.

Урок: Политический строй России в XVII в.

1. Введение

1. Предварительные замечания

По мнению большинства историков (Л. Черепнин, К. Базилевич), в первой половине XVI в. в России сложился классический режим сословно-представительной монархии, поскольку заметную роль в управлении государством стали играть Земские соборы.

Рис. 1. Дума бояр и церковных иерархов (Источник)

Практически весь период правления Михаила Федоровича (1613–1645 гг.), даже когда фактическим правителем государства был его властный отец патриарх Филарет (1619–1633 гг.), Земские соборы созывались довольно часто и работали на постоянной основе. В частности, по данным историков (Л. Черепнин), достоверно известно о работе семи Земских соборов 1613–1615 гг., 1616–1619 гг., 1619–1622 гг., 1632 г. 1634 г., 1636–1639 гг. и 1641 г., на которых решались важнейшие проблемы хозяйственного восстановления страны, введения новых налогов, объявления войны и заключения мира, и т. д.

Практика созыва Земских соборов сохранилась и в первые годы правления нового царя Алексея Михайловича (1645–1676 гг.). В частности, в первое десятилетие его царствования состоялась работа трех Земских соборов — 1648–1649 гг., 1650 г. и 1653 г., созванных для решения острейших социальных, правовых и внешнеполитических проблем. Однако затем созыв Земских соборов был прекращен, и этот политический институт, а вместе с ним и режим сословно-представительной монархии ушли в историческое небытие.

Рис. 2. Земский собор

По мнению большинства историков (Л. Черепнин, К. Базилевич, А. Маньков, Г. Талина), во второй половине XVII в. политический строй России стал постепенно эволюционировать в сторону абсолютизма. В исторической науке до сих пор идет оживленная дискуссия по двум ключевым проблемам, связанным с процессом становления абсолютизма в России:

1) на какой социальной базе развивался этот процесс;

2) каковы хронологически рамки этого процесса.

До недавнего времени спор по первой проблеме развивался исключительно в рамках марксистской методологии, и все советские историки пытались обосновать свою позицию, опираясь на формационный подход. При этом одни авторы (С. Сказкин, Б. Поршнев, В. Буганов) утверждали, что абсолютная монархия возникает в переходные периоды, когда старые феодальные сословия приходят в упадок, а из средневекового сословия горожан формируется класс буржуазии. А их оппоненты (Н. Павленко, А. Аврех) отвергали теорию «равновесия сил» и заявляли, что формирование абсолютной (самодержавной) монархии в России шло исключительно на базе господства феодально-крепостнических отношений. В настоящее время большинство авторов (Н. Павленко, Г. Талина) справедливо говорят, что вопрос об условиях возникновения абсолютизма в России требует дальнейшего изучения, но уже сейчас можно сказать, что бесполезно искать предпосылки становления абсолютизма в экономическом базисе. Политические причины, в частности необходимость борьбы с внешней угрозой, и в этот раз сыграли решающую роль в форсированном утверждении абсолютизма в стране.

По второй проблеме существует две основных точки зрения. Ряд авторов (С. Шмидт, Д. Альшиц) утверждают, что абсолютная монархия стала реальностью уже во второй половине XVI в., в годы правления Ивана Грозного. Но большинство авторов (Л. Черепнин, Н. Павленко, А. Маньков, Г. Талина) справедливо датируют этот процесс второй половиной XVII в. — первой четвертью XVIII в.

2. Политический строй. Начало формирования абсолютизма

Основными институтами государственной власти Московского царства в XVII в. были:

1) Государь, царь и великий князь, который одновременно являлся главой государства, главой феодальной иерархии, адресатом податей, верховным законодателем и судьей, а также верховным собственником всей земли и дворцовых (домениальных) вотчин. Процесс абсолютизация власти монарха наглядно выразился:

а) в изменении с 1654 г. царской титулатуры, в которой стала особо подчеркиваться идея божественного происхождения царской власти и ее самодержавный характер — «Божией милостью великий государь, царь и великий князь всея Великие и Малые и Белые Русии самодержец»;

б) В закреплении в Соборном уложении 1649 г. жесткой, вплоть до смертной казни, уголовной ответственности за оскорбление своими действиями или даже помыслами престижа царской власти, личности государя и царского двора.

Рис. 3. Текст Соборного уложения (Источник)

2) Боярская дума, которая, по меткому выражению В. Ключевского, была «маховым колесом» всего государственного механизма в России, являлась главным совещательным, законодательным и исполнительным органом власти при государе. В ее составе было четыре думных чина: боярин, окольничий, думный дворянин и думный дьяк. Два последних чина, введенных еще Иваном Грозным, стали довольно часто даваться представителям столичного и провинциального дворянства и видным представителям центрального приказного аппарата. Данное обстоятельство ряд историков (С. Платонов, В. Ключевский) трактовали как падение роли родовой аристократии и усиление влияния московского и провинциального дворянства в этом важнейшем государственном институте, хотя ряд современных авторов (Г. Талина) отрицают этот факт.

Другое новшество касалось беспрецедентного увеличения численности Боярской думы с традиционных 25–30 до 90–95 думных чинов. Как логическое следствие этого процесса обычной практикой во времена Алексея Михайловича стало создание существенно более компактных (5–15 бояр) «Государевой комнаты», «Ближней думы» и «Комиссий на Москве», состав которых зависел исключительно от личной воли царя. Это обстоятельство, по мнению историков (Г. Талина), внесло раскол в некогда единый клан родовой княжеско-боярской аристократии и избавило монарха от необходимости согласования своего политического курса со всем составом Боярской думы.

3) Земский собор был общегосударственным органом сословного представительства, состоявший из Боярской думы, Освященного собора и шести выборных курий:

1) московских дворян;

2) московской приказной администрации;

3) городовых уездных дворян;

4) московской гостиной и суконной сотен;

5) московских посадских тяглецов;

6) служилых людей по «прибору», то есть казаков и стрельцов.

Но с середины XVII в. этот государственный институт сначала перестал созываться, а затем и вовсе прекратил свое существование.

Надо сказать, что в отечественной исторической науке до сих пор продолжается спор по трем ключевым проблемам:

1) какова была специфика Земских соборов;

2) какова было роль Земских соборов;

3) каковы хронологические рамки деятельности Земских соборов.

По первой проблеме историки и юристы разделились на два лагеря:

а) одни (Б. Чичерин, В. Сергеевич) говорили об общестадиальном характере Земских соборов, которые ничем не отличались от сословно-представительных учреждений европейских государств;

б) другие (В. Ключевский) стремились доказать своеобразие Земских соборов и их тесную связь с национальной почвой и «мирскими» традициями.

По второй проблеме суть разногласий состоит в следующем:

а) одни историки (С. Юшков, Л. Черепнин, М. Тихомиров) утверждали, что Земские соборы были полноценными органами сословного представительства и играли существенной роли в определении политического курса страны;

б) другие историки (В. Ключевский, Н. Павленко, Р. Скрынников) полагали, что не следует переоценивать роль Земских соборов в истории России, поскольку, в отличие аналогичных органов европейских государств, они не выбирались и созывались не регулярно исключительно по личному усмотрению царя и его ближайшего окружения.

По третьей проблеме также существуют две основных точки зрения. Одни авторы (Л. Черепнин, В. Буганов) определяли хронологические рамки Земских соборов 1549 –1682 гг., а их оппоненты (Н. Павленко) считали, что хронологические рамки Земских соборов следует ограничить 1549–1653 гг., поскольку Земские соборы 1662 г., 1681 и 1682 г. были всего лишь расширенными правительственными совещаниями, в работе которых принимали участие только члены Боярской думы и Освященного собора.

4) Приказы. XVII в. по праву считается временем расцвета приказной системы русского государства. Это была довольно запутанная и громоздкая система центральных правительственных учреждений, в которой отсутствовали как единые принципы их деятельности, так и четкое распределение функции между ними. Именно этим обстоятельством и объясняется трудность их классификации, но, по мнению большинства историков (А. Леонтьев, А. Маньков, Н. Павленко), все приказы делились на:

а) Постоянные и временные. Последние создавались для решения конкретных задач, и прекращали свое существование по мере их исполнения, например, Приказ боярина Н. И. Одоевского, созданный в 1648 г. для подготовки Соборного уложения.

б) Постоянно действующие приказы по признаку их подчиненности делились на государственные, дворцовые и патриаршие:

а) Самой многочисленной группой были государственные приказы, которые по территориальному признаку подразделялись на общегосударственные (Посольский, Разбойный, Стрелецкий) и областные (Сибирский, Малороссийский, Смоленский). При этом все общегосударственные приказы строились по отраслевому принципу. Посольский приказ ведал сношениями с иностранными державами, Разрядный приказ отвечал за сбор дворянского ополчения и назначение на военные должности и посты, Приказ большой казны управлял казенной промышленностью и торговлей, Поместный приказ занимался вопросами поместного землевладения и регистрацией земельных сделок дворян, Разбойный приказ выполнял функции уголовного сыска и следствия, Стрелецкий, Пушкарский, Иноземный, Рейтарский и Казачий приказы ведали различными родами войск и служилыми людьми «по прибору» и т. д.

б) Дворцовые приказы ведали обширным хозяйством самого царя и его домочадцев. Среди них первостепенное значение имел Приказ большого дворца, который управлял царскими вотчинами, Казенный приказ ведал хранением вещевой казны, в том числе мягкой рухляди (мехов), Конюшенный приказ распоряжался царским выездом, Царская мастерская палата — царским гардеробом и т. д.

в) Патриаршие приказы ведали хозяйством патриарха и вопросами его личного обеспечения. Среди них важнейшими считались Патриарший дворцовый приказ, управлявший вотчинами главы Русской православной церкви, и Патриарший казенный приказ, ведавший личными нуждами патриарха.

Рис. 4. Шифр агентов Тайного приказа (Источник)

Особое место в системе центрального управления занимали Приказ тайных дел и Приказ счетных дел. Первый, который возглавляли Ф. М. Ртищев и Д. М. Башмаков, осуществлял контроль за деятельностью всех остальных приказов, а второй осуществлял контроль за расходованием государственных средств. При этом оба приказа находились в исключительном ведении царя и не подчинялись Боярской думе. Все приказы возглавлялись судьями и дьяками, многие из которых были членами Боярской думы, а приказной аппарат состоял из подьячих, число которых за 100 лет выросло с 850 до 2750 человек.

5) Местное управление. Вторая половина XVII в. стала временем коренных изменений в системе уездного управления страной. На смену выборным земским должностным лицам — городовым приказчикам и губным старостам — пришел институт воеводства, в руках которого была сосредоточена вся полнота власти на местах. По традиции, уездными воеводами назначались отставные дворяне, получившие серьезные ранения в походах и не способные в силу этого обстоятельства нести ратную государеву службу. Воеводская должность была «корыстной», то есть не оплачивалась государством, поэтому воеводу и его челядь содержало местное население: при вступлении в должность он получал «въезжий корм», к праздникам — приношения, а от челобитчиков — подношения.

Все делопроизводство в 250 воеводских канцеляриях («приказных», или «съезжих» избах) вели осадные, объезжие, кабацкие и иные головы, общая численность которых к концу XVII в. составляла около 2000 человек. Контроль за деятельностью воевод был крайне слабым, что способствовало процветанию произвола, мздоимства и других тяжких злоупотреблений, особенно в отдаленных уездах страны.

Во второй половине XVII в. дальнейшее развитие получают военно-административные округа — разряды, которые создавались в пограничных (Белгородском, Смоленском, Воронежском) уездах страны. Воеводами разрядов, как правило, назначались бояре, которым подчинялись уездные воеводы. Права и обязанности «разрядных» воевод не были четко определены, но их главная задача состояла в мобилизации сил для отпора внешнему врагу.

 

Список литературы

1. Леонтьев А. К. Образование приказной системы управления в Русском государстве. — М., 1961

2. Носов Н. Е. Становление сословно-представительных учреждений в России. М., 1969

3. Талина Г. В. Выбор пути: русское самодержавие второй половины XVII в. — первой четверти XVIII в. — М., 2010

4. Тихомиров М. Н. Российское государство XV-XVII вв. — М., 1973

5. Черепнин Л. В. Земские соборы Русского государства XVI-XVII вв. — М., 1978

6. Юшков С. В. История государства и права СССР. — М., 1940

7. Чичерин Б. Н. Областные учреждения России в XVII в. — М., 1856

 

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

1. Традиция (Источник).