Классы
Предметы

Внешняя политика России. Русско-японская война 1904-1905 гг.

На уроке даётся краткая характеристика основных направлений внешней политики России в начале ХХ в. и более подробно излагаются причины, ход и результаты Русско-японской войны.

Тема: Россия на рубеже XIX-XX вв XX в.

Урок: Внешняя политика России в конце ХIХ — начале ХХ вв. Русско-японская война

1. Введение

Большие внешнеполитические замыслы Николая II зачастую приводили к удручающему результату. Пример тому — Русско-японская война.

1. Дальневосточная политика России в конце XIX в.

В конце ХIХ в. в результате активизации колониальной политики ведущих мировых держав резко обострилась ситуация на Дальнем Востоке. Главным объектом борьбы в этом регионе стали Китай, Маньчжурия и Корея. В связи с этим обстоятельством в правящих верхах Петербурга все больше стали поговаривать о необходимости укрепления дальневосточных рубежей империи.

С момента подписания Айгуньского (1858 г.) и Пекинского (1860 г.) пограничных договоров, в которых были урегулированы спорные территориальные проблемы, у России установились довольно дружественные отношения с великим восточным соседом. При этом миролюбивая политика России в отношении Китая резко контрастировала с агрессивным вмешательством Англии, Франции, Германии, США и Японии во внутренние дела этой страны. Особенно беспардонно стала вести себя Япония, которая в 1894 г. ввела свои войска в Корею, а затем начала боевые действия против Китая. Довольно быстро расправившись с армией противника, Токио навязал цинскому правительству императора Гуансю унизительный Симоносекский договор (1895 г.), по которому Китай передавал Японии остров Тайвань, Ляодунский полуостров, а также отказывался от протектората над Кореей.

Рис. 1. Солдаты мировых держав в оккупированном Пекине (Источник)

Подобное развитие событий серьезно встревожило сановный Петербург, и вскоре по инициативе нового министра иностранных дел князя Алексея Борисовича Лобанова-Ростовского правительства трех великих держав — России, Франции и Германии — в ультимативной форме потребовали от Японии пересмотреть условия Симоносекского договора и отказаться от Ляодунского полуострова. Не желая идти на обострение отношений с Петербургом, Парижем и Берлином, токийское правительство императора Муцихито пошло на уступки европейским державам и аннулировало этот договор.

Между тем отношения между Петербургом и Пекином стали приобретать все более тесный и дружественный характер. С согласия обеих сторон начался период мирной экономической экспансии России в Китай, инициатором и проводником которой стал тогдашний министр финансов и фактический глава русского правительства С. Ю. Витте.

В мае 1896 г. на коронационных торжествах министры иностранных дел Китая и России Ли Хунчжан и А. Лобанов-Ростовский подписали секретный Московский договор об оборонительном союзе двух стран и о строительстве на территории Маньчжурии (от Читы до Харбина) Китайской Восточной железной дороги (КВЖД).

Рис. 2. Строительство КВЖД

В 1898 г. Россия подписала с китайской стороной новую конвенцию, которая предусматривала передачу российской стороне в аренду Ляодунского полуострова, а также строительство южной ветки КВЖД от Харбина до Порт-Артура. В 1900 г. Россия начала строительство внутренней и внешней оборонительных линий Порт-Артура, и под предлогом охраны железной дороги в Харбин были введены русские войска.

Между тем Япония, пристально наблюдавшая за успехами российской дальневосточной политики, предприняла ряд ответных шагов. В январе 1902 г. токийское правительство заключило с английским правительством Р. Солсбери Лондонский союзный договор, по условиям которого Великобритания обязалась сохранять дружественный нейтралитет в случае возникновения войны Японии с одной державой, и вступить в войну на ее стороне, если таких держав окажется две или три.

Тем временем в правящих кругах Российской империи возникли две придворные группировки, которые отстаивали совершенно противоположные позиции относительно дальнейшей политики России в Дальневосточном регионе. Первая группировка, в состав которой входили министров финансов Сергей Юльевич Витте, новый министр иностранных дел Владимир Николаевич Ламздорф и военный министр Алексей Николаевич Куропаткин, полагали, что не следует обострять ситуацию на Дальнем Востоке и провоцировать Японию на военный конфликт с Россией, а следует продолжить мирную экономическую экспансию в этом стратегически важном регионе.

С 1902 г. все больший вес в решении важнейших государственных вопросов стала приобретать вторая группировка — так называемая «безобразовская клика», в состав которой входили статс-секретарь Алексей Михайлович Безобразов, великий князь Александр Михайлович, председатель Комитета министров Иван Николаевич Дурново, министр внутренних дел Вячеслав Константинович Плеве, министр императорского двора и уделов Илларион Иванович Воронцов-Дашков и другие влиятельные лица придворной камарильи. В пику сторонникам взвешенной и разумной политике на Дальнем Востоке, которые считали, что России нужна длительная мирная передышка для осуществления реформ, представители «безобразовской клики» стали сознательно провоцировать Японию на военный конфликт.

Рис. 3. Вид на гавань Порт-Артура (Источник)

В частности, вопреки мнению С. Витте, В. Ламздорфа и А. Куропаткина, в мае 1903 г. на особом совещании под председательством Николая II было отклонено требование токийского правительства о выводе российских войск с территории Маньчжурии и принято решение об усилении влияния России в этой китайской провинции. На этом же совещании А. Безобразов был назначен статс-секретарем Особого комитета по делам Дальнего Востока и фактически стал определять политику России в этом важнейшем регионе.

В июле 1903 г. японское правительство предложило России начать переговоры о разграничении сфер влияния на Корейском полуострове и в Северо-Восточном Китае. Российское правительство дало согласие на ведение таких переговоров, но в августе 1903 г. ситуация резко изменилась, поскольку:

1. фактическую отставку получил министр финансов С. Витте, которого переместили на малозначительную должность председателя Комитета министров;

2. императорским наместником на Дальнем Востоке был назначен активный сторонник «маленькой победоносной войны» с Японией адмирал Е. И. Алексеев.

Переговоры с японцами, продолжавшиеся до конца 1903 г., шли очень тяжело. Разумное предложение В. Ламздорфа отдать им на съедение Корею в обмен на Маньчжурию было отклонено, и тогда, не дождавшись положительного ответа на свои предложения, 31 декабря 1903 г. токийский кабинет направил в Петербург ультиматум о выводе русских войск. После долгих и острых дебатов 22 января 1904 г. было принято решение пойти на уступки японцам, но было уже слишком поздно: 24 января 1904 г. Япония разорвала дипломатические отношения с Россией, что фактически означало начало войны.

2. Русско-японская война 1904–1905 гг.

2.1.  Военные силы и планы сторон.

К началу войны России имела на Дальнем Востоке 100-тысячную группировку войск при 150 артиллерийских орудиях, которая была рассредоточена на огромной территории Маньчжурии, Квантунского полуострова, Приморья и Приамурья.

Рис. 4. Солдаты японской армии (Источник)

Руководство российского военного ведомства было абсолютно уверено в том, что в случае начала войны с Японией оно сможет достаточно быстро и эффективно организовать переброску войск на театр боевых действий. Однако реальная пропускная способность Транссибирской магистрали составляла всего несколько эшелонов в сутки, и для переброски всего одной пехотной дивизии требовалось не менее десяти суток.

На вооружении в сухопутных войсках находились трехлинейная магазинная винтовка С. И. Мосина образца 1891 г. и трехдюймовая 76-мм полевая пушка конструкции Н. А. Забуцкого, однако их количество совершенно не отвечало реальным потребностям армии в условиях войны. При этом в войсках практически полностью отсутствовали новейшие станковые пулеметы системы Х. Максима и тяжелая горная, полевая и минометная артиллерия, столь необходимая в условиях гористого (сопки) рельефа местности предстоящего театра военных действий. 

По справедливому мнению историков (И. Ростунов), существенным упущением российского военного ведомства было и то, что в войсках отсутствовали саперные лопатки, современная полевая связь, а топографические карты местности содержали огромное количество недостоверных сведений. Кроме того, серьезные проблемы у дальневосточной армии возникли из-за устаревшего обмундирования образца русско-турецкой войны 1877–1878 гг.: вместо современной униформы цвета хаки русские солдаты и офицеры по-прежнему носили черные штаны и белую рубаху, являясь прекрасной мишенью для противника.

Рис. 5. Эскадренный броненосец «Севастополь» (Источник)

Наконец, необходимо отметить и тот факт, что тактическая подготовка русской армии проводилась по устаревшим уставам «Строевой пехотной службы» и «Полевой службы» и «Наставления для действия в бою отрядов из всех родов оружия».

Военно-морской флот на Дальнем Востоке, дислоцированный в Порт-Артуре и Владивостоке, насчитывал всего 66 боевых кораблей различной модификации, в том числе 11 эскадренных броненосцев, 12 эскадренных крейсеров и 35 миноносцев. При этом по своим тактико-техническим данным он значительно уступал японским военно-морским силам в скорости кораблей, дальнобойности и скорострельности корабельной артиллерии, а также в площади бронированного борта большинства военных кораблей.

Наконец, еще одним существенным недостатком, который сыграл роковую роль в условиях войны, стали несогласованность действий верховного военного командования на Дальнем Востоке, поскольку единого органа управления армией и флотом так и не было создано.

Япония к предстоящему военному столкновению с Россией приготовилась значительно лучше. Имея относительно небольшую сухопутную армию в 375 тысяч штыков и сабель, она находилась в более выгодном положении из-за близости к предстоящему театру боевых действий. Кроме того, Япония имела более мощный военно-морской флот, который и по численности, и по другим параметрам значительно превосходил российскую Тихоокеанскую эскадру. В составе трех военно-морских эскадр насчитывалось 80 боевых кораблей, в том числе 15 эскадренных броненосцев, 12 эскадренных крейсеров, 27 эсминцев и 28 миноносцев.

 

Рис. 6. Флагман японского флота эскадренный броненосец «Микаса» (Источник)

Кроме того, командование российскими вооруженными силами на Дальнем Востоке (адмирал Е. Алексеев и генерал А. Куропаткин) допустили грубейшие просчеты при разработке стратегического плана ведения военной кампании. Этот план носил пассивно-оборонительный характер и предусматривал постепенный отход русской армии с боями местного значения к Ляояну, где предполагалось дождаться подхода основных резервов: двух армейских корпусов и четырех пехотных дивизий. Только после прибытия этих резервов намечалось провести перегруппировку войск и перейти в контрнаступление против противника, с последующей высадкой десанта на японские острова. При этом военно-морской эскадре, дислоцированной в Порт-Артуре, отводилась исключительно вспомогательная роль.

Японский стратегический план, автором которого был начальник Генерального штаба маршал И. Ояма, напротив, носил ярко выраженный наступательный характер и предусматривал одновременную высадку сухопутных войск в Корее и Южной Маньчжурии, активные боевые действия на море, уничтожение русской Тихоокеанской эскадры, захват Порт-Артура и разгром основных сил противника в районе Ляояна.

2.2. Ход военных действий.

В ночь на 27 января 1904 г. японская эскадра под командованием адмирала Х. Того без объявления войны внезапно напала на русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура. В ходе завязавшегося боя противник торпедной атакой вывел из строя броненосцы «Ретвизан», «Цесаревич» и крейсер «Паллада». А утром 27 января 1904 г. японская эскадра в составе 14 крейсеров и миноносцев атаковала крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец» в корейском порту Чемульпо. Русские моряки под командованием капитанов В. Ф. Руднева и Г. П. Беляева приняли неравный бой с противником и покрыли себя неувядаемой славой.

В начале февраля 1904 г. командующий японским флотом адмирал Х. Того предпринял попытку заблокировать внутренний рейд Порт-Артура бандерами, однако огнем корабельной и береговой артиллерии был отброшен в открытое море. Несмотря на этот очевидный успех, командующий Тихоокеанской эскадрой вице-адмирал О. В. Старк так и не решился начать активные боевые действия на море и сосредоточил весь флот на обороне Порт-Артура.   

Коренным образом изменить тактику ведения войны на море попытался вице-адмирал Степан Осипович Макаров, который в конце февраля 1904 г. вступил в должность командующего Тихоокеанской эскадрой. Однако спустя месяц после своего назначения, 31 марта 1904 г., он трагически погиб при взрыве флагманского броненосца «Петропавловск». После этих драматических событий его преемник контр-адмирал В. К. Витгефт окончательно отказался от борьбы за господство в море и сосредоточил сильно поредевшую Тихоокеанскую эскадру на обороне Порт-Артура.

Рис. 7. Взрыв броненосца «Петропавловск» 31 марта 1904 г. (Источник)

Тем временем 1-я японская армия генерала Т. Куроки высадилась в Корее, захватила Пхеньян и вышла на пограничную реку Ялу, где в ходе ожесточенных боев противник прорвал оборону Восточного отряда генерала М. И. Засулича и в мае 1904 г. вышел Фынхуанчэню.

Одновременно с этим в районе города Бицзыво на Ляодунский полуостров высадилась 2-я японская армия генерала Я. Оку, которая стала стремительно продвигаться к Порт-Артуру. В начале мая 1904 г. противник штурмом овладел стратегически важным Кинджоуским оборонительным перешейком и вступил на территорию Квантунского укрепрайона, начав бои на дальних подступах к Порт-Артуру.

После завершения первого этапа наступательной операции японское командование провело перегруппировку своих войск: для захвата Порт-Артура на Квантунский полуостров была переброшена 3-я армия генерала М. Ноги, а для продвижения вглубь Маньчжурии, где находились войска генерала А. Куропаткина, была создана мощная группировка войск в составе трех японских армий.

Тем временем между главкомом Е. Алексеевым и командующим Маньчжурской армией А. Куропаткиным возникли серьезные разногласия относительно плана дальнейших действий. Первый, опасаясь потери флота, потребовал нанести удар в направлении Порт-Артура, а второй, ссылаясь на нехватку войск, настаивал на дальнейшем отступлении к Ляояну. Однако после того как из Петербурга последовал приказ не дать противнику овладеть Порт-Артуром, А. Куропаткин послал на помощь осажденным войскам Сибирский корпус генерала Г. К. Штакельберга, который в июне 1904 г. был разбит в сражении у Вафаньгоу.

Рис. 8. Адмирал Того, командующий японским флотом (Источник)

После этих событий адмирал Е. Алексеев приказал вице-адмиралу В. Витгефту вывести Тихоокеанскую эскадру во Владивосток. Однако эти попытки не увенчались успехом, а сам адмирал В. Витгефт при очередной бомбардировке Порт-Артура трагически погиб.

В начале августа 1904 г. основные силы сторон сконцентрировались на юге Маньчжурии, где в ходе ожесточенного Ляоянского сражения (11–21 августа 1904 г.) японская армия, потеряв убитыми 24 тысячи солдат и офицеров, была разгромлена и отброшена на исходные позиции. Однако генерал А. Куропаткин, опасаясь флангового удара со стороны противника, не решился развить успех и отдал приказ об отступлении к Мукдену.

Новое крупное сухопутное сражение состоялось 22 сентября — 4 октября 1904 г. на реке Шахэ. На сей раз русская армия, обладавшая значительным перевесом сил (210 тысяч штыков и сабель и 755 орудий), первой начала наступление против противника, у которого было 170 тысяч штыков и сабель и 640 орудий. Однако она не смогла добиться успеха, и из-за пассивной позиции генерала А. Куропаткина сражение вновь закончилось безрезультатно.

К началу октября 1904 г. на маньчжурском участке фронта образовался так называемый позиционный фронт и началось знаменитое «шахейское сидение», которое продолжалось более трех месяцев. За свои сомнительные достижения в стратегии генерал А. Куропаткин получил повышение и был назначен главкомом русских войск на Дальнем Востоке, а адмирал Е. Алексеев был отозван в Петербург.

Тем временем, захватив Квантунский укрепрайон, противник приступил к решающей операции по овладению Порт-Артуром, где возникло фактическое двоевластие: официально комендантом крепости являлся генерал-лейтенант К. Н. Смирнов, но реальным хозяином положения оказался бывший начальник Квантунского укрепрайона генерал-лейтенант А. М. Стессель, который не выполнил приказ А. Куропаткина о своем переподчинении начальнику порт-артурского гарнизона. Кроме того, А. Стессель находился в крайне натянутых отношениях с генерал-майором Р. И. Кондратенко, который, являясь командующим сухопутными войсками крепости, возглавил всю оборону Порт-Артура.

54-тысячному гарнизону крепости противостояла почти 200-тысячная группировка противника, которая в августе-декабре 1904 г. предприняла шесть штурмов Порт-Артура. Во время последнего штурма крепости, после трагической гибели генерала Р. Кондратенко, А. Стессель собрал Военный совет для обсуждения плана дальнейших действий. И хотя большинство его членов высказались за дальнейшую оборону крепости,  20 декабря 1904 г. генералы А. Стессель и А. Фок подписали акт о капитуляции и сдали крепость неприятелю. Эта победа досталась японским войскам огромной ценой: их потери за весь период осады крепости составили более 110 тысяч штыков и сабель и 15 боевых кораблей, но, безусловно, овладение Порт-Артуром стало рубежным событием всей войны.

Следующий 1905 г. ознаменовался двумя крупнейшими битвами всей мировой военной истории: Мукденским сухопутным сражением и Цусимским морским сражением.

К январю 1905 г. в районе Мукдена было сосредоточено три русских армии: 1-я армия генерала Н. П. Линевича, 2-я армия генерала О. К. Гриппенберга и 3-я армия генерала А. В. Каульбарса. Общая численность русских войск составляла более 290 тысяч штыков и сабель и почти 1400 артиллерийских орудий. Противник тоже стянул к предстоящему театру военных действий значительные силы: 1-ю армию генерала Т. Куроки, 2-ю армию генерала Я. Оку, 3-ю армию генерала М. Ноги, 4-ю армию генерала М. Нодзу и 5-ю армию генерала К. Кавамуры. Таким образом, общая численность неприятельских войск на этом направлении составила 210 тысяч штыков и сабель при 600 артиллерийских орудиях.

Мукденское сражение (5–24 февраля 1905 г.) началось мощным наступлением 1-й и 5-й японских армий на позиции 1-й армии генерала Н. Линевича, которая занимала левый фланг русской обороны. Однако это был отвлекающий маневр противника, который основными силами 3-й армии ударил по правому флангу русской обороны, где располагалась 2-я армия генерала А. Кульбарса. Отразив в тяжелых позиционных боях наступление противника, 20 февраля 1905 г. войска 2-й армии перешли в контрнаступление, однако оно не принесло желаемых результатов. Тем временем неприятель прорвал оборону 1-й армии и создал реальную угрозу ее окружения восточнее Мукдена, однако 24 февраля войска Н. Линевича сумели вырваться из «мукденского мешка» и отошли севернее Мукдена к сыпингайским оборонительным позициям.

Таким образом, крупнейшее сухопутное сражение, в котором погибло с обеих сторон около 140 тысяч солдат и офицеров, вновь закончилось безрезультатно. На всей линии фронта вновь установилось затишье, и началась «позиционная война».

Рис. 9. Русская батарея в ходе Мукденского сражения (Источник)

Тем временем сановный Петербург сместил генерала А. Куропаткина с должности главкома и назначил на этот пост генерала Н. Линевича, который так и не успел выработать новый план боевых действий на территории Маньчжурии.

Последним актом затянувшейся войны стало печально знаменитое Цусимское морское сражение, состоявшееся 14–15 мая 1905 г. в Корейском проливе Японского моря. Предыстория этого сражения была такова: в октябре 1904 г. на театр боевых действий из балтийской крепости Либавы вышла 2-я Тихоокеанская эскадра под командованием вице-адмирал З. П. Рожественского, а в декабре 1904 г. из Севастополя вышла 3-я Тихоокеанская эскадра во главе с контр-адмиралом Н. И. Небогатовым.

В начале мая 1905 г., совершив беспримерный по трудности и героизму морской поход, эскадры З. Рожественского и Н. Небогатова соединились в бухте Камранг и взяли курс на Владивосток. В составе объединенной эскадры насчитывалось 30 боевых кораблей, в том числе 11 эскадренных броненосцев, 10 крейсеров и 9 миноносцев.

Командующий японским флотом адмирал Х. Того, прекрасно осведомленный о маршруте движения русской эскадры и ее боевом потенциале, принял решение дать решающее сражение противнику в Цусимском проливе. С этой целью он стянул в указанный район 4 эскадренных броненосца, 48 крейсеров и 63 миноносца.

14 мая 1905 г. японская эскадра, пользуясь значительным численным превосходством, атаковала головную колонну русских кораблей и открыла по ней шквальный огонь из 600 корабельных орудий. Несмотря на стойкость и беспримерный героизм русских моряков, противник к исходу суток потопил самое боеспособное ядро русской эскадры — броненосцы «Ослябля», «Александр III», «Бородино», «Наварин», «Адмирал Ушаков» — и вывел из строя флагманский корабль броненосец «Князь Суворов», на котором тяжелое ранение в голову получил адмирал З. Рожественский.

15 мая 1905 г. японские эсминцы потопили еще 13 русских кораблей, три корабля, в том числе крейсер «Аврора», ушли в Манилу и позже были интернированы в Японию, и только трем кораблям — крейсеру «Алмаз», эсминцам «Бравому» и «Грозному» — удалось прорваться во Владивосток. В ходе цусимской катастрофы погибли более 5000 русских моряков, 800 получили тяжелые ранения и около 6000 были взяты в плен.

2.3. Переговоры и итоги войны.

18 мая 1905 г. министр иностранных дел Японии И. Комура обратился к президенту США Теодору Рузвельту с просьбой о посреднической миссии в переговорах с Россией, и 27 июля в американском городе Портсмут начал свою работу мирный конгресс. Переговоры шли достаточно трудно, поскольку японская сторона настаивала на неприемлемых для России условиях: передаче ей всего Сахалина и уплаты огромной контрибуции. Однако благодаря дипломатическим усилиям С. Ю. Витте, назначенного главой русской делегации, удалось урегулировать все спорные вопросы, и 23 августа 1905 г. был подписан долгожданный мирный договор. По условиям Портсмутского мирного договора Россия:

отдавала Японии южную часть Сахалина;

признавала Корею сферой японского влияния;

передавала ей права на аренду Ляодунского полуострова и южной ветки КВЖД.

Надо сказать, что современники по-разному оценивали итоги этой войны: император в благодарность за труды пожаловал С. Витте графским титулом, а его недруги тут же сделали язвительную приставку к этому титулу — «Полусахалинский».

В 1907, 1910 и 1912 гг. в развитие Портсмутского договора между Россией и Японией было подписано несколько соглашений, которые предусматривали раздел Маньчжурии на русскую (северную) и японскую (южную) зоны влияния и признавали Внешнюю Монголию сферой исключительных российских интересов.

3. Внешняя политика России в 1905–1913 гг.

3.1.  Предварительные замечания

Характер международных отношений в указанный период определялся целым рядом существенных факторов, а именно:

резким обострением экономических противоречий между ведущими государствами мира в борьбе за рынки сбыта и источники сырья;

 серьезными разногласиями в лагере великих держав и окончательным оформлением двух военно-политических блоков.

После окончания войны в правящих кругах Российской империи опять обострилась борьба между двумя влиятельными придворными группировками — прогерманской и профранцузской. Высшему политическому руководству страны предстояло сделать нелегкий выбор: либо идти на разрыв военного союза с Францией (1893 г.) и налаживать союзнические отношения с членами «Тройственного союза» (1882 г.) либо урегулировать отношения с Великобританией и продолжить строительство антигерманского военного блока. Впрочем, как верно отметили многие специалисты (А. Манфред, И. Рыбаченок), в этот исторический период российское правительство так и не смогло разработать четкой концепции государственной внешней политики и создать эффективные механизмы достижения главных внешнеполитических целей на мировой арене.

3.2. Создание Антанты (1904–1907 г.)

В 1901 г. после смерти королевы Виктории и вступления на престол Эдуарда VII в политике британского кабинета произошли существенные перемены, и уже в 1903 г. новый английский король совершил официальный визит в Париж, в ходе которого подписал с французской стороной договор о желании полюбовно разрешить все спорные территориальные вопросы между двумя странами. Затем, в апреле 1904 г., с ответным визитом в Лондон прибыли французский президент Эмиль Лубе и министр иностранных дел Теофиль Делькассе, которые подписали знаменитое англо-французское «сердечное соглашение» (Entente cordinale), положившее начало образованию нового военно-политического блока — Антанты. Данный договор состоял из гласных и секретных статей. В гласных статьях речь шла о разграничении сфер влияния в Египте и Марокко, а в секретных содержались условия военно-политического союза двух стран.

Рис. 10. Антанта (Источник)

Подписание этого договора вызвало крайне негативную реакцию в правящих кругах Российской империи, поскольку Британия была союзницей Японии в период русско-японской войны, а Франция фактически умыла руки, не оказав России ни дипломатической, ни военно-технической помощи в этот период. В этой ситуации в окружении императора вверх взяли сторонники сближения с Германией, лидерами которых был министр внутренних дел Петр Николаевич Дурново и редактор известного консервативного журнала «Гражданин» князь Владимир Петрович Мещерский.

В июле 1905 г. Николай II и его кузен, германский кайзер Вильгельм II, подписали Бьёркский договор о военном сотрудничестве двух стран, острие которого было направлено против Англии. Но этот договор ставил под вопрос существование военно-политического союза между Францией и Россией. В этой щекотливой ситуации сторонники франкофильской ориентации — председатель Комитета министров С. Витте и министр иностранных дел В. Ламздорф — убедили царя поставить условием вступления этого договора в силу присоединение к нему Франции. Но поскольку такая постановка вопроса была совершенно неприемлема для Парижа, Бъёркский договор так и не был ратифицирован российской стороной.

В создавшейся ситуации России начала процесс урегулирования очень сложных отношений с Британской империей, активными участниками которого стали новый российский министр иностранных дел Александр Петрович Извольский и его британский коллега Эдуард Грей. В августе 1907 г. было подписано англо-российское соглашение об урегулировании всех спорных территориальных вопросов в Азии. В соответствии с тремя территориальными конвенциями, подписанными в Петербурге:

Афганистан признавался сферой британских интересов;

Иран делился на южную (британскую) и северную (российскую) зоны влияния;

Тибет признавался нейтральной территорией, находящийся под протекторатом Китая.

Таким образом, подписание этого соглашения фактически завершило процесс становления Антанты, хотя трехсторонний военный договор между Россией, Францией и Англией будет подписан только в октябре 1914 г., уже в условиях начавшейся войны.

В 1907 г. по инициативе России состоялась II Гаагская мирная конференция, в ходе которой было принято 13 гаагских конвенций, в том числе «О мирном решении международных столкновений», «Об открытии военных действий», «О законах и обычаях сухопутной войны», «О режиме содержания военнопленных» и ряд других. Конечно, подписание этих конвенции имело большой прогрессивный характер, поскольку в их основу был положен принцип гуманизации войны. Однако важнейшие предложения России об ограничении вооружений и о создании третейского суда для разрешения международных конфликтов и споров не встретил поддержки со стороны великих держав и прежде всего Германии.

3.3. Боснийский кризис (1908–1909 г.)

По условиям Берлинского трактата (1878 г.) балканские провинции Босния и Герцеговина, населенные этническими сербами, боснийцами и хорватами, переходили под австрийский протекторат сроком на 30 лет. В 1909 г. истекал срок действия данной статьи Берлинского трактата, и австрийское правительство, предвидя это обстоятельство, стало готовиться к окончательной аннексии этих балканских территорий. 

В этой ситуации новый министр иностранных дел А. Извольский счел возможным договориться с венским кабинетом о компенсациях для России, которая готова была поддержать территориальные претензии австрийской короны. В сентябре 1908 г. состоялась встреча А. Извольского с австрийским министром иностранных дел графом А. Эренталем, в ходе которой было достигнуто джентльменское соглашение о том, что Россия признает австрийские права на эти территории, а венский кабинет окажет помощь России в открытии черноморских проливов.

Однако после возвращения А. Извольского в Петербург все договоренности с австрийской стороной были аннулированы, и русское правительство потребовало созыва международной конференции европейских держав, принимавших участие в работе Берлинского конгресса, для решения этого вопроса. Для подготовки конференции и выяснения позиций ведущих мировых держав по боснийской проблеме А. Извольский отправился в турне по европейским столицам. В Берлине и Риме глава российской миссии сумел заручиться поддержкой русского правительства, однако в союзных Париже и Лондоне он неожиданно встретил протест.

В конце сентября 1908 г. австрийский император Франц-Иосиф I издал рескрипт об аннексии Боснии и Герцеговины, и в этой ситуации Россия, Сербия и Турция выразили решительный протест против незаконных действий венского кабинета. Однако остальные мировые державы уклонились от принятия каких-либо мер, более того, британский кабинет Г. Асквита, подкупив правительство младотурок, заставил Стамбул отказаться от своих законных прав на Боснию и Герцеговину.

В сложившейся ситуации, в марте 1909 г. Австро-Венгрия и Германия в ультимативной форме потребовали от России, Сербии и Черногории признать аннексию Боснии и Герцеговины и отозвать свое требование созыва международной конференции по данному вопросу. В противном случае венский и берлинский кабинеты недвусмысленно угрожали начать боевые действия против Сербии и Черногории.

После получения берлинского ультиматума в Петербурге состоялось правительственное совещание, на котором министр иностранных дел А. Извольский призвал своих коллег дать решительный отпор наглым притязаниям Берлина и Вены. Однако совершенно неожиданно он встретил решительный отпор со стороны премьера П. Столыпина, министра финансов В. Коковцева и военного министра В. Редигера, которые полагали, что Россия не готова к войне, а любые военные действия обернутся новой революцией в стране.

В середине марта 1909 г. Николай II проинформировал своего кузена Вилли о согласии России, Сербии и Черногории на австро-германский ультиматум, и таким образом Боснийский кризис разрешился мирным путем, который многие современники расценили как «дипломатическую Цусиму».

По мнению многих историков (И. Бестужев, П. Ефремов, К. Виноградов, Е. Кострикова), Боснийский кризис имел исключительно важное международное значение, поскольку он: 

существенно испортил отношения между Россией, Германией и Австро-Венгрией; 

зримо показал, что общеевропейская война становится неизбежной реальностью, и начинать ее следует на Балканах, которые традиционно считались «пороховым погребом Европы»;

спровоцировал новый виток гонки вооружений.

Вместе с тем Боснийский кризис имел для России и позитивное значение, поскольку способствовал ее сближению с Италией. В октябре 1909 г. в ходе официального визита Николая II в Рим он подписал с королем Виктором-Эммануилом III Раккониджский договор, который предусматривал взаимодействие двух стран в сохранении статус-кво на Балканах и противодействии агрессивной политики венского кабинета в этом регионе. Историческое значение этого договора состояло в том, что он отчетливо обозначил изменение внешнеполитического курса римского кабинета и постепенный отход Италии от участия в Тройственном союзе и переход ее на сторону Антанты.

Вскоре по предложению нового министра иностранных дел Сергея Дмитриевича Сазонова российское правительство предприняло ряд мер для нормализации русско-германских и русско-австрийских отношений. В октябре 1910 г. Россия и Австро-Венгрия выступили с совместной декларацией о поддержании статус-кво на Балканах, а в ноябре 1910 г. в Потсдаме состоялась встреча Николая II с Вильгельмом II, по итогам которой в августе 1911 г. было подписано Потсдамское соглашение о разграничении сфер влияния двух стран на территории Османской империи и Персии. При этом попытка германского канцлера Т. Бетмана-Гольвега включить в текст договора пункт о русско-германском военном союзе была решительно отклонена С. Сазоновым.

3.4. Создание Балканского союза и Балканские войны (1912–1913 г.)

Тем временем по поручению П. Столыпина и С. Сазонова новый русский посол в Стамбуле Николай Валерьянович Чарыков начал работу по созданию грандиозного Балканского союза под эгидой России. По замыслам российской стороны в этот союз, направленный на нейтрализацию влияния берлинского и венского кабинетов на Балканах, должны были войти Турция, Болгария, Сербия, Черногория, Румыния и Греция. Однако создать такой мощный союз не удалось, поскольку Турция открыто заняла прогерманскую позицию. Тем не менее в марте-октябре 1912 г. при участии России рядом соглашений был оформлен Балканский союз («Балканская Антанта») в составе Сербии, Греции, Черногории и Болгарии, который был направлен против Австро-Венгрии, Германии и Турции.

Тем временем на фоне крупных поражений турецкой армии в ходе итало-турецкой войны (1911–1912 г.) летом 1912 г. в Стамбуле было свергнуто правительство младотурок, что стало причиной мощных антиосманских восстаний в Албании и Македонии, которые турки утопили в крови, вырезав более 50 тысяч македонцев, сербов и черногорцев. Именно эти трагические события стали причиной начала Первой Балканской войны (1912–1913 г.).

Рис. 11. Арест шпиона. Первая Балканская война (Источник)

В конце сентября 1912 г. правительства Сербии, Черногории, Болгарии и Греции объявили войну Османской империи и начали боевые действия против ее вооруженных сил. Союзные войска довольно быстро разгромили армию противника и уже в конце октября 1912 г. вышли к Адриатическому морю и Чаталджинским высотам. В этой критической ситуации турецкое правительство обратилось к великим державам с просьбой о посреднической миссии в урегулировании военного конфликта.

25 октября 1912 г. в Петербурге состоялось экстренное заседание правительства, на котором большинство его членов (В. Фредерикс, И. Щегловитов, Н. Маклаков, В. Сухомлинов) высказались в поддержку стран Балканского союза. Однако новый глава русского правительства В. Коковцев и министр иностранных дел С. Сазонов призвали своих коллег не горячиться и оказать давление на страны Балканского союза, поскольку Россия была не готова к большой войне.

В ноябре 1912 г. под давлением России и Австро-Венгрии союзники прекратили активные боевые действия против Турции и закрепились на достигнутых позициях. Однако в январе 1913 г., после возвращения к власти младотурок, османская армия возобновила боевые действия, но вскоре вновь потерпела поражение, и под давлением России и Англии страны Балканского союза сели за стол переговоров с турками.   

В мае 1913 г. состоялась Лондонская мирная конференция, по итогам которой был подписан так называемый Лондонский протокол, который предусматривал:

передачу почти всей европейской части Османской империи Сербии, Греции и Болгарии;

признание турецким правительством независимости Албании.

Успехи стран Балканского союза и усиление позиций России в этом регионе серьезно обеспокоили венский и берлинский кабинеты, и вскоре усилиями австро-германской дипломатии удалось расколоть «Балканскую Антанту», что вызвало Вторую Балканскую войну (1913 г.).

Причиной войны стал спор между Болгарией и Грецией из-за Македонии, на территорию которой претендовали оба государства. Воспользовавшись этим обстоятельством, австрийские и германские дипломаты спровоцировали софийский кабинет на военный конфликт со странами Балканского союза, и в середине июня 1913 г. болгарская армия внезапно атаковала позиции сербских и греческих передовых частей в районе Салоник. Однако вскоре она была разбита и отброшена на исходные позиции. В конце июня 1913 г., воспользовавшись поражением болгарской армии, боевые действия против нее начали турецкие и румынские войска. В этой критической ситуации болгарский царь Фердинанд I Кобург обратился к России с просьбой об оказании посреднической миссии в разрешении военного конфликта.

В августе-сентябре 1913 г. состоялась Бухарестская мирная конференция, по итогам работы которой был подписан Бухарестский мирный договор. По условиям этого договора Болгария отдавала странам-победительницам часть своих территорий:

к Сербии и Греции отходила вся территория Македонии;

Румыния получала Южную Добруджу;

Турция возвращала себе Адрианопольскую область, утерянную в ходе Первой Балканской войны.

По общему мнению большинства историков (В. Бовыкин, А. Игнатьев, П. Ефремов, Е. Кострикова), историческое значение Балканских войн состояло в том, что они:

 завершили процесс освобождения славянских народов Балканского полуострова от многовекового османского ига;

 окончательно подтолкнули Болгарию и Османскую империю в объятия Германии и Австро-Венгрии, которые вскоре стали полноправными члена «Четвертного союза»;

 явились прологом Первой мировой войны (1914–1918 г.).

  

Список рекомендованной литературы

1. Астафьев И. И. Русско-германские дипломатические отношения 1905–1911 гг. М., 1972

2. Бестужев И. В. Борьба в России по вопросам внешней политики в 1906–1910 гг. М., 1961

3. Бовыкин В. И. Очерки истории внешней политики России. М., 1960

4. Виноградов К. Б. Боснийский кризис: пролог Первой мировой войны. Л., 1964

5. Ефремов П. Н. Внешняя политика России в 1907–1914 гг. М., 1961

6. Игнатьев А. В. Русско-английские отношения накануне Первой мировой войны (1908–1914 гг.). М., 1962;

7. Игнатьев А. В. С. Ю. Витте — дипломат. М., 1989

8. Кострикова Е. Г. Русская политика и дипломатия накануне Первой Мировой войны (1907–1914 гг.). М., 1997

9. Павлов Д. Тайны русско-японской войны. М.,1993

10. Писарев Ю. А. Великие державы и Балканы накануне Первой мировой войны. М., 1985

11. Ростунов И. И. История русско-японской войны 1904–1905 гг. М., 1977

12. Романов Б. А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. М., 1947

13. Рыбаченок И. С. Закат великой державы. Внешняя политика России на рубеже XIX–XX вв. М., 2012

14. Шацилло К. Ф. От Портсмутского мира к первой мировой войне. Генералы и политика. М., 2000

15. Шишов А. В. Россия и Япония. История военных конфликтов. М., 2001

 

Рекомендованные ссылки на ресурсы Интернет

1. Форум ветеранов (Источник).

2. VIOLITY (Источник).

3. Цусима (Источник).

4. Мукденское сражение (Источник).

5. Балканские войны (Источник).

6. Балканские войны (Источник).