Классы
Предметы

Библейские сказания

В разделах, доступных по абонементу, ответы на вопросы даются в течение 15 минут.
В остальных разделах — по мере возможности.
Пользователь Это вы
Пользователь Ученик
Пользователь 1679586

В чем главное отличие религии древних евреев от египетской и вавилонской

Пользователь Родитель
Пользователь 212490

Все очень понятно! Спасибо!;)

Пользователь Ученик
Prostriet

почему это дерево познания

Пользователь Ученик
Пользователь 1399211

Почему это дерево познания??? Я думала дерева греха.

Пользователь Ученик
Лизочка

Потому что дерево познания добра и зла ты как бы познаешь добро и зло

Пользователь Родитель
Борис

в чем главное отличие религии древних евреев от египетской и вавилонской

Пользователь Ученик
Лизочка

Главное отличие в том что у египтян было много богов а у евреев только один главный Бог Яхве

Пользователь Ученик
Eir Getfil

Здравствуйте,скажите пожалуйста, что значить соблюдай день выходной? Т. е. в выходной нельзя работать?

Пользователь Ученик
Пользователь 862856

Почему нельзя было вкушать плоды древа познания???

Пользователь Ученик
Пользователь 1062881

Плоды дерева познания нельзя было вкушать потому-что Господ бог запретил. Плоды съедобные, но бога надо слушасться. Змей обнанул Адама и Еву, они вкусили и бог разозлился на них.

Пользователь Родитель
Пользователь 1185923

Неужели Бог не хотел, чтобы Адам и Ева знали добро и зло, и поэтому наложил запрет? Это было бы крайне странным. Ведь Он в более поздние времена, когда на людей было наложено гораздо больше ограничений, и когда они были лишены той прозорливости, которою обладал Адам, не раз Сам повелевал людям своим знать добро и зло. Как же это знание могло быть запретным для Адама и Евы, свободно пользовавшихся в раю всеми благами? И неужели до вкушения плодов Адам не знал, что есть добро и что зло? Святитель Иоанн Златоуст с негодованием отвергает подобную точку зрения: «Многие любители споров дерзают говорить, что Адам после уже вкушения от древа получил способность различать добро и зло. Думать так было бы крайне безумно. <…> Как тот, кто дал имена и изрек такое чудное пророчество о жене, мог не знать, что хорошо и что худо? Если мы допустим это (чего да не будет!), то произнесем опять хулу на Создателя. Как Он давал и заповедь тому, кто не знал, что преступление (есть) зло? Это не так; напротив, он ясно знал это»[1]. «Если мы теперь знаем это, и не только мы, но и скифы и варвары, то тем более знал это человек тогда, до грехопадения. Удостоенный таких преимуществ, каково (создание) по образу и подобию, и прочих благодеяний, он не мог быть лишен главного блага. Добра и зла не знают только те, которые по природе не имеют разума, а Адам обладал великою мудростью и мог распознавать то и другое»[2]. «Итак, знавший столько, ужели, скажи мне, не знал, что добро и что зло? С чем же это будет сообразно? Если он [Адам] не знал до вкушения от древа, что добро и что зло, а узнал после вкушения, то, следовательно, грех был для него учителем мудрости, и змий был не обольстителем, а полезным советником, из зверя сделав его человеком. Но да не будет! Это не так, нет. Если не знал, что – добро и что – зло, то как мог получить и заповедь? Не дают закона тому, кто не знает, что преступление есть зло. А Бог и (закон) дал, и наказал за преступление [закона]; Он не сделал бы ни того, ни другого, если бы не создал Адама вначале способным знать добродетель и порок. Видишь ли, как отовсюду нам открывается, что не после вкушения от древа [Адам] узнал добро и зло, но знал это и ранее?»[3] Отметим, что данная точка зрения находит своё подтверждение в Священном Писании. Премудрый Сирах говорит: «Господь создал человека из земли. <…> Он дал им смысл, язык и глаза, и уши и сердце для рассуждения, исполнил их проницательностью разума и по­казал им добро и зло» (Сир. 17:1-6). Однако чтобы избежать упущений, рассмотрим вопрос более детально. Знание бывает трёх видов: 1) посредством понятий, терминов, слов; 2) непосредственное созерцание познаваемого; 3) на личном опыте, т.е. посредством личной вовлечённости или обладания познаваемым, или даже взаимопроникновения познающего и познаваемого. Согласимся, что иное – слышать о счастье, иное – видеть счастливого человека и общаться с ним, и иное – самому быть счастливым. Иное – знать, что существует мёд, иное – видеть мёд, и иное – вкушать мёд и ощущать его сладость. Понятийное знание добра и зла у Адама, конечно, было. Он, безусловно, знал, что существуют добро и зло, «хорошо» и «плохо», благое и мерзкое. Но отнюдь не обязательно, чтобы он при этом подробно знал, к примеру, все конкретные виды зла. В этом не было никакой необходимости. Ведь, в отличие от нас, Адам был полностью защищён от непосредственного внушения ему плохих мыслей, чувств и желаний. Он был подобен младенцу, которого отец ведёт за руку, одновременно защищая и оберегая. Согласимся, такому младенцу для его безопасного передвижения совсем не обязательно знать все правила дорожного движения. Подобным образом и Адаму совсем не обязательно было знать ту вереницу многих заповедей, в которых нуждаемся мы, имеющие возможность удаляться от Бога многими путями. Таким образом, нельзя исключать, что при своём знании добра и зла Адам одновременно пребывал в некотором блаженном неведении, так что ему было что познавать даже на уровне понятий. Однако едва ли древо познания добра и зла давало исключительно или преимущественно такое знание. Ведь последнее не таит в себе такой опасности, чтобы были уместны столь строгий запрет и столь страшное предупреждение (о неминуемой смерти). Было ли доступным для Адама непосредственное созерцание добра и зла? Прежде отметим, что когда Адам нарекал имена животным, он делал это отнюдь не случайным образом, а созерцал сущность каждого из них. Так что с самого начала его духовное око было открытым для созерцания. Поэтому о нём и его способностях нельзя судить, ориентируясь на подавляющее большинство его потомков, пребывающих в состоянии духовной слепоты. Теперь конкретно о созерцании добра и зла. Для человека, чистого сердцем и свободного от греха, а именно таким был Адам до своего падения, всякое знание добра полезно, и понятийное, и созерцательное. Знание же зла, разумеется, не всякое полезно. Непосредственное созерцание его таит немало опасностей. Во-первых, не обладающий даром различения духов может обмануться, принять злых духов за святых ангелов, «потому что сам сатана принимает вид Ангела света» (2Кор.11:14), и впасть в прелесть; во-вторых, не обладающий духовным мужеством при виде мрачных демонов от страха может повредиться умом; и, в-третьих, за созерцанием может последовать ещё большее сближение, и человек, не обладающий силой Святого Духа и должной духовной крепостью, может оказаться побеждённым и быть объятым тьмой, ибо «диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1Пет.5:8). Однако человек мужественный и духовно защищённый, т.е. пребывающий в Боге и созерцающий всё в Духе Святом, может как бы издалека созерцать зло без вреда для себя. Ведь подобное созерцание не оскверняет ни ангелов, ни святых подвижников. И Бог, будучи всевидящ, видит и зло, но тем не оскверняется. Считать же Адама до его падения менее чистым, чем святые, или менее мужественным, чем крепкие подвижники, нет оснований. Поэтому, если бы вся потенциальная опасность отпадения Адама от Бога заключалась в отсутствии у него опыта созерцания зла и злых духов, то нетрудно было бы Богу, как бы держа его для безопасности за руку, дать ему такой опыт, тем самым навсегда устранив опасность отступления от Него. Но, очевидно, что главная опасность богоотступничества не в желании увидеть зло. Да и что сверхценного мог бы надеяться Адам от такого созерцания получить? Ничего. Значит, и мотив, ради которого он пошёл бы против воли Божьей, рискуя подвергнуться смерти, отсутствовал бы. Кроме того, нельзя не обратить внимание на то, что древо называлось не «древо познания зла», но «древо познания добра и зла». И если в его названии понимание слова «познание» как «созерцание» принять за истинное, последует, что без вкушения его плодов невозможным было не только созерцание зла, но и добра. Получится, что Адам до своего грехопадения не мог созерцать ни Бога, ни ангелов, ни вообще что-либо святое. Но с этим согласиться невозможно. Следовательно, слово «познание» в наименовании древа означает в отношении добра не «созерцание». Почему же это слово должно иметь подобный смысл в отношении зла?.. Так что если плоды с древа познания добра и зла как-то и были связаны с созерцанием, то оно всё же было не главным, что эти плоды давали. Может быть, плоды с древа познания добра и зла давали знание ещё более тесное, чем созерцание, в частности, знание зла, т.е. вступление в непосредственный контакт со злом, пребывание в нём, наполнение им? Всё перечисленное, действительно, ведёт к отпадению от Бога. Но, как было уже отмечено выше, древо называлось не «древо познания зла», но «древо познания добра и зла». Неужели без вкушения его плодов был невозможен контакт не только со злом, но и с добром? Тогда с чем же вообще мог контактировать Адам до падения? Лишь с тем, что не является ни злом, ни добром? Едва ли. Как в таком случае он возрастал бы духовно, укреплялся бы в добре? Совершенно очевидно, что Адам до падения вполне соприкасался с добром, его со всех сторон окружало благое, и невкушение с древа познания добра и зла вовсе не было для него препятствием возрастания в добре, которым он мог свободно наполнять свою душу. А если слово «познание» в наименовании древа в отношении добра означает не познание на уровне личной вовлечённости, то почему оно должно иметь такое значение в отношении зла?.. Но даже если бы это было и так, то каков был бы мотив Адама при нарушении заповеди Божьей? Неужели он не довольствовался тем, что душа его наполняется добром, и хотел наполнить её ещё и злом? Это представляется абсурдным. Адам при своей великой мудрости не мог иметь подобного глупого желания. Да и не следует забывать, что Ева и Адам захотели стать «как боги»; а это не предполагает ни наполнение злом, ни объятие злом, ни вступление в контакт со злом. Ведь всё перечисленное никоим образом не уподобляет человека Богу. Может быть, Адам, имея чисто умозрительное знание зла, не довольствовался этим и хотел познать его на вкус? Пожалуй, в этом есть некая доля истины, но именно доля, потому что он всё же жаждал не познания вкуса зла, а хотел стать «как боги, знающие добро и зло». Да и какой вкус зла он надеялся бы почувствовать? И зачем ему был бы нужен этот вкус?..

Пользователь Ученик
Пользователь 1265941

почему бог запретил есть плоды?

Пользователь Родитель
Пользователь 779556

Добрый вечер! Небольшое уточнение к тестам - не просто Древо познания, а Древо познания добра и зла, это важно...

Пользователь Ученик
Пользователь 309203

Poluchaetsa evrey v konflikte s Palestinoy potmu chto bog obeshal im oddat etu zemlu za ispolnenii zaveta?

Пользователь Ученик
Пользователь 309203

Poluchaetsa evrey v konflikte s Palestinoy potmu chto bog obeshal im oddat etu zemlu za ispolnenii zaveta?

Пользователь
Осинская Ольга Николаевна

Вряд ли в арабо-израильском конфликте лежат в первую очередь религиозные причины. В основном, это территориальный конфликт между Израилем и Палестиной, возникший в начале ХХ века.