Классы
Предметы
На сайте представлены уроки по отдельным произведениям школьной программы, а темы и содержание уроков не всегда строго соответствуют учебникам.

Дело в том, что мнения автора учебника и преподавателя в школе могут не совпадать, и это нормально: литературное произведение – не теорема, у него могут быть разные трактовки.

На сайте мы разместили уроки, которые помогут ученикам при изучении некоторых произведений русской литературы. Со временем коллекция видео будет пополняться.

Л.Н. Толстой. Художественный мир писателя

На этом уроке мы поговорим об одной из самых значительных личностей русской литературы конца XIX и начала XX столетия – Льве Николаевиче Толстом. Познакомимся с некоторыми фактами из биографии писателя и сопоставим их с его произведениями. Узнаем о том, как мировоззрение автора влияло на изображаемых им героев и какие свои качества он вложил в них.

Введение

Начнем данный урок с рекомендации нескольких книг, которые помогут вам разобраться в одном из лучших произведений Толстого – романе-эпопее «Война и мир».

1) С.Г. Бочаров. Роман Л.Толстого «Война и мир». М.: Художественная литература, 1978.

2)  Н.Н. Страхов. Л.Н. Толстой «Война и мир» в русской критике.

3) Поэтический мир эпоса: О романе Л.Толстого «Война и мир» / В.И. Камянов. М.: Советский писатель, 1978.

Художественный мир Льва Толстого

Родился Лев Николаевич Толстой в 1828 году и прожил 82 года (рис. 1).

Рис. 1 Л.Н. Толстой

Когда Толстой родился, прошло всего три года после восстания декабристов, Пушкин еще не закончил «Евгения Онегина», Гоголь еще не напечатал и не написал ни одного произведения. Когда Толстой умер (в 1910 году), Маяковский уже читал свои стихи знакомым, родился Твардовский, оставалось четыре года до начала Первой мировой войны и семь лет до начала революции 1917 года.


Школа Льва Толстого

Б.М. Эйхенбаум неоднократно высказывал одну очень интересную мысль: Толстой начинает заниматься школой потому, что он уходит из современной литературы, он не прижился там, он не вписался в нее (рис. 2). Его рассказы, напечатанные в журнале «Современник», показывают, что Лев Николаевич потерял былую славу, а последние произведения «Семейное счастье» и «Альберт» никому не нравятся.

Рис. 2. Яснополянская школа

Толстой уходит заниматься школой под влиянием многих факторов и причин:

● отношений помещика, образованного человека и крестьянина;

● вопроса о грамотности.

Толстой говорил: «Над спорами: полезна ли грамотность, или нет, не следует смеяться. Это очень серьезный и грустный спор, и я прямо беру сторону отрицательную. Грамота, процесс чтения и писания вреден. Первое, что он читает, – славянский символ веры, псалтырь, заповеди (славянские), второе – гадательную книгу и т.п. Не поверив на деле, трудно себе представить ужасные опустошения, которые это производит в умственных способностях, и разрушения в нравственном складе учеников. Надо побывать в сельских школах и в семинариях (я исследовал это дело), в семинариях, которые доставляют педагогов в училища от правительства, чтобы понять, отчего ученики этих школ выходят глупее и безнравственнее неучеников. Чтобы народное образование пошло, нужно, чтобы оно было передано в руки общества.

Л.Н. Толстой.12 марта 1860 года».

Толстой всегда очень серьезно подходит к любому делу и отстаивает свою точку зрения до конца. Если он расходится с человеком во мнении, то не ищет компромисса, а прекращает отношения. Так происходит и в случае с его другом Чичериным.

Б.Н. Чичерин, с которым Толстой одно время подружился, поразил его своим умом и образованностью. Он был ученым юристом. Толстой смолоду интересовался юридическими науками и, познакомившись с Чичериным, жадно вбирал в себя новые для него мысли и сведения. Но когда, как Толстой выразился в дневнике, он «лил в него (Чичерина) все накопившиеся чувства», то оказалось, что Чичерин не смог охватить того моря подчас не совсем разобранных, не совсем ясных мыслей, которые Толстой обрушил на своего ученого друга. Впоследствии, когда Толстой все больше и больше погружался в интересы народа и занялся вопросом образования крестьянских детей, друзья разошлись еще больше. Чичерин не понял и не посочувствовал деятельности Толстого. Вот что он пишет Чичерину 11 апреля 1861 года из Дрездена: «Воспоминание о нашей последней переписке и твои два письма, которые я нашел в Дрездене, заставили меня еще раз серьезно задуматься о наших отношениях, – мы играли в дружбу. Ее не может быть между двумя людьми, столь различными, как мы.<...>

Тебе странно, как учить грязных ребят. Мне непонятно, как, уважая себя, можно писать об освобождении – статью. Разве можно сказать в статье одну миллионную долю того, что знаешь и что нужно бы сказать, и хоть что-нибудь, и хоть одну мысль справедливую, истинно справедливую. А посадить дерево можно и выучить плести лапти наверно можно».

Толстой подчеркивает, что есть образование, которым заниматься можно и нужно, и что есть воспитание, которым мы не имеем права заниматься. Ведь единственное, что мы можем сделать, – превратить ребенка в нас самих, а мы скверные люди и зачем же превращать его в нас?!

Очень важна для Толстого является точка зрения крестьянина. Писатель говорит, что это могучий голос народа и к нему нужно прислушиваться.

Прежде всего школа Толстого строится на отсутствии принуждения. Нужно учить тому, о чем тебя спрашивают, никакого обязательного посещения уроков.

«Я вижу близкого и хорошо мне известного тульского мужика, который не нуждается в быстрых переездах из Тулы в Москву, на Рейн, в Париж и обратно. Возможность таких переездов не прибавляет для него нисколько благосостояния. Все потребности свои он удовлетворяет своим трудом, и, начиная от пищи и до одежды, все производится им самим: деньги для него не составляют богатства».

Это отрывок одной из трех важнейших педагогических статей автора, они называются так: «Воспитание и образование», «Прогресс и определение образования», «Кому у кого учиться писать».

По словам Толстого, религия прогресса ничего не стоит. Для него это понятие не обладает положительной окраской. Так, задолго до Толстого, Жан-Жак Руссо в одном из своих первых произведений придерживался аналогичной точки зрения. Они оба выступали за первобытное, естественное и гармоничное отношение человека к миру.

В статье «Кому у кого учится писать» Толстой откровенно отвергает современные приемы в литературе и в качестве образцового произведения предлагает сочинение своего ученика Федьки на тему «Ложкой кормит, а стеблем глаз колет». В этой статье, как и во всем своем творчестве, Толстой ломает стереотипы и намеренно идет против течения.

Еще одним значительным вопросом для Толстого был вопрос о доступном и интересном чтении для крестьян//

Толстой не просто жил в двух столетиях, а все впечатления бытия пропустил через себя и выплеснул на бумаге, переработав по-своему. Автора всегда отличала удивительная духовная самостоятельность, он никогда не принимал ничего на веру и не соглашался ни с какими авторитетами.

Автор очень чутко воспринимал и мог определить, что является долгосрочным, а что – минутным интересом, какие темы будут актуальны для людей разных возрастов, религий, людей из разных стран и разных столетий. К своему преклонному возрасту он фактически не интересовался злободневными темами.


Рассказ «Набег»

В декабре 1852 года редактору журнала «Современник» Н.А. Некрасову был послан рассказ «Набег», первый опыт Толстого в написании военной прозы (рис. 3).

Рис. 3. Н.А. Некрасов

В черновиках к этому рассказу есть такой фрагмент: «Война всегда интересовала меня. Но война не в смысле комбинаций великих полководцев, – писал он в рассказе “Набег”, воображение мое отказывалось следить за такими громадными действиями: я не понимал их, а интересовал меня самый факт войны – убийство (рис. 4). Мне интереснее знать, каким образом и под влиянием какого чувства убил один солдат другого, чем расположение войск при Аустерлицкой или Бородинской битве».

Рис. 4. Иллюстрация к рассказу «Набег»

Толстого интересует поведение человека в минуту смертельной опасности. Что заставляет одного человека убивать другого, ведь убийство противоречит человеческой природе и разуму? В основе толстовской военной прозы всегда лежит его собственный военный опыт. В дневниках, которые он вел в период службы, очень детально описано именно его поведение во время битвы.

Все три кавказских рассказа написаны от первого лица, но от разных рассказчиков. Все произведения явно противостоят романтической традиции изображения Кавказа.

Ротный командир из рассказа «Рубка леса» говорит своему собеседнику: «Ведь в России воображают Кавказ как-то величественно, с вечными девственными льдами, бурными потоками, с кинжалами, бурками, черкешенками, – всё это страшное что-то, а в сущности ничего в этом нету веселого».

Толстой явно разрушает это книжное представление. Если в повестях А.Н. Бестужева-Марлинского мы постоянно чувствуем напряженный романтический стиль самого повествования, то у Толстого мы наблюдаем интонации очерка. Вместо героев-удальцов автор изображает обыкновенных людей. Вот как Толстой изображает поручика Розенкранца: «Это был один из наших молодых офицеров, удальцов-джигитов, образовавшихся по Марлинскому и Лермонтову. Эти люди смотрят на Кавказ не иначе, как сквозь призму героев нашего времени, Мулла-Нурови т.п., и во всех своих действиях руководствуются не собственными наклонностями, а примером этих образцов».

Для Толстого вести себя так, как это делали литературные образцы, совершенно неприемлемо. Герой, который пытается вести себя по книгам, сталкивается с жестокой реальностью. Противопоставление человека, который не притворяется (например, Хлопова), и человека, который всегда что-то играет, – Розенкранца, встретится нам и в «Войне и мире».

Еще одна важная тема, которую Толстой затрагивает в «Набеге» – неприятие войны. Для героя-новичка все кажется непонятным, для него странно и желание людей ринуться в бой, и их бесстрашие перед смертью. «Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете, под этим неизмеримым звездным небом?»

У Толстого природа всегда противостоит войне, она является образом гармонии и истины, а война – это разлад и дисгармония, отклонение от идеала//

Толстой очень часто задавал детские и ставящие окружающих в неловкое положение вопросы. В чем смысл жизни? Что остается от человека, когда он умирает? Но именно эти наивные вопросы всегда его интересовали. Он четко различал уровни бытия. Газеты и журналы автор называл умственным борделем, в чем решительно расходился во мнениях с Достоевским.

Для большинства героев Толстого смыслом их жизненного пути является достижение и обретение глубинного смысла бытия, он не может быть сформулирован, а снисходит как озарение. Важнейшие понятия в художественном мире писателя – гармония и дисгармония. Толстой умел изображать минуты полноты бытия.

— Для меня? Нет! Для меня все пропало, — сказала она со стыдом и самоунижением.

— Все пропало? — повторил он. — Ежели бы я был не я, а красивейший, умнейший и лучший человек в мире и был бы свободен, я бы сию минуту на коленях просил руки и любви вашей.

<...>— Теперь куда прикажете? — спросил кучер.

«Куда? — спросил себя Пьер. — Куда же можно ехать теперь? Неужели в клуб или в гости?» Все люди казались так жалки, так бедны в сравнении с тем чувством умиления и любви, которое он испытывал; в сравнении с тем размягченным, благодарным взглядом, которым она последний раз из-за слез взглянула на него.

— Домой, — сказал Пьер, несмотря на десять градусов мороза распахивая медвежью шубу на своей широкой, радостно дышавшей груди.

Было морозно и ясно. Над грязными, полутемными улицами, над черными крышами стояло темное звездное небо.

Пьер, только глядя на небо, не чувствовал оскорбительной низости всего земного в сравнении с высотою, на которой находилась его душа. При въезде на Арбатскую площадь огромное пространство звездного темного неба открылось глазам Пьера. Почти в середине этого неба над Пречистенским бульваром, окруженная, обсыпанная со всех сторон звездами, но отличаясь от всех близостью к земле, белым светом и длинным, поднятым кверху хвостом, стояла огромная яркая комета 1812-го года, та самая комета, которая предвещала, как говорили, всякие ужасы и конец света. Но в Пьере светлая звезда эта с длинным лучистым хвостом не возбуждала никакого страшного чувства. Напротив, Пьер радостно, мокрыми от слез глазами смотрел на эту светлую звезду, которая, как будто с невыразимой быстротой пролетев неизмеримые пространства по параболической линии, вдруг, как вонзившаяся стрела в землю, влепилась тут в одно избранное ею место на черном небе и остановилась, энергично подняв кверху хвост, светясь и играя своим белым светом между бесчисленными другими мерцающими звездами. Пьеру казалось, что эта звезда вполне отвечала тому, что было в его расцветшей к новой жизни, размягченной и ободренной душе.

Звездное небо в романе неоднократно выступает образом бесконечной и таинственной жизни.

Бесстрашный и пристальный самоанализ характерен для самых близких Толстому героев. Писатель и сам постоянно копался в своей душе и беспощадно выискивал то, что пытался спрятать от себя и окружающих. При таком психоанализе Толстой всегда подчеркивал, что любой человек бесконечен и раскрыть его полностью невозможно. Так, он писал в дневнике: «Да я и сам не знаю себя, понятия не имею. Во всю длинную жизнь свою только изредка, изредка кое-что из меня виднелось мне».


Жизнь Толстого до 1862 года

Толстые– старинный дворянский род (рис. 5).

Рис. 5. Генеалогическое древо Толстых

Именно такая богатая на великих людей родословная воспитала в Толстом невероятно сильное чувство собственного достоинства.

Летом 1862 года в отсутствие Льва Толстого в Ясной Поляне был проведен жандармский обыск. Обыск этот был вызван тем, что в свою яснополянскую школу Толстой принимал в качестве педагогов студентов, которые были исключены или ушли из Московского университета. На этих студентов поступил донос, так как они проживали без вида на жительство и к тому же, по слухам, имели при себе запрещенную литературу. В доносе также было указано, что в усадьбе есть печатный станок. Жандарм в сопровождении земских властей производит обыск и уезжает. Прибывший на следующий день Толстой пишет письмо царю Александру II.

«1862 г. Августа 22. Москва.

Ваше Величество!

6-го июля жандармский штаб-офицер в сопровождении земских властей приехал во время моего отсутствия в мое имение. В доме моем жили во время вакации мои гости, студенты, сельские учителя мирового участка, которым я управлял, моя тетка и сестра моя. Жандармский офицер объявил учителям, что они арестованы, потребовал их вещи и бумаги. Обыск продолжался два дня; обысканы были: школа, подвалы и кладовые. Ничего подозрительного, по словам жандармского офицера, не было найдено.

Кроме оскорбления, нанесенного моим гостям, найдено было нужным нанести то же оскорбление мне, моей тетке и моей сестре. Жандармский офицер пошел обыскивать мой кабинет, в то время спальню моей сестры. На вопрос о том, на каком основании он поступает таким образом, жандармский офицер объявил словесно, что он действует по высочайшему повелению. Присутствие сопровождавших жандармских солдат и чиновников подтверждали его слова. Чиновники явились в спальню сестры, не оставили ни одной переписки, ни одного дневника непрочитанным и, уезжая, объявили моим гостям и семейству, что они свободны и что ничего подозрительного не было найдено.

Следовательно, они были и наши судьи и от них зависело обвинить нас подозрительными и несвободными. Жандармский офицер прибавил, однако, что отъезд его еще не должен окончательно успокаивать нас, он сказал: каждый день мы можем опять приехать.

Я считаю недостойным уверять ваше величество в незаслуженности нанесенного мне оскорбления. Все мое прошедшее, мои связи, моя открытая для всех деятельность по службе и народному образованию и, наконец, журнал, в котором выражены все мои задушевные убеждения, могли бы без употребления мер, разрушающих счастье и спокойствие людей, доказать каждому интересующемуся мною, что я не мог быть заговорщиком, составителем прокламаций, убийцей или поджигателем. Кроме оскорбления,подозрения в преступлении, кроме посрамления во мнении общества и того чувства вечной угрозы, под которой я принужден жить и действовать, посещение это совсем уронило меня во мнении народа, которым я дорожил, которого заслуживал годами и которое мне было необходимо по избранной мною деятельности — основанию народных школ.

По свойственному человеку чувству, я ищу, кого бы обвинить во всем случившемся со мною. Себя я не могу обвинять: я чувствую себя более правым, чем когда бы то ни было; ложного доносчика я не знаю; чиновников, судивших и оскорблявших меня, я тоже не могу обвинять: они повторяли несколько раз, что это делается не по их воле, а по высочайшему повелению.

Для того чтобы быть всегда столь же правым в отношении моего правительства и особы вашего величества, я не могу и не хочу этому верить. Я думаю, что не может быть волею вашего величества, чтобы безвинные были наказываемые и чтобы правые постоянно жили под страхом оскорбления и наказания.

Для того, чтобы знать, кого упрекать во всем случившемся со мною, я решаюсь обратиться прямо к вашему величеству. Я прошу только о том, чтобы с имени вашего величества была снята возможность укоризны в несправедливости и чтобы были, ежели не наказаны, то обличены виновные в злоупотреблении этого имени.

Вашего Величества верноподданный

граф Лев Толстой».

Ясная Поляна для Толстого – это крепость, в которой он запирается от современности, из которой он делает вылазки в современность, враждебную ему. И потому для него было очень важно наказать тех, кто посягал на его убежище.

Толстой всегда занимается чем-то, помимо писательства: школой, военным делом, выступает мировым посредником, помещиком, а последние тридцать лет жизни еще и проповедником.

К 1844 году Толстой и его брат с сестрой осиротели: сначала умирает его мать, а потом и отец. Детей под опеку берут тетки. Толстой переезжает в Казань и там поступает в университет (рис. 6).

Рис. 6. Казанский университет

Сначала юный писатель поступает на факультет восточной словесности, а через год переводится на юридический факультет, аргументируя переход тем, что ему бы хотелось иметь профессию, более близкую к людям. Позже Толстой уходит из университета и перебирается в Ясную Поляну, где с головой уходит в работу с крестьянами. Писатель был очень заинтересован в механизме взаимоотношений между помещиком и крестьянами и постоянно совершенствовал его. Тема взаимоотношений крестьян и помещиков очень важна в XIX веке, об этом и «Капитанская дочка» Пушкина, и «Мертвые души» Гоголя, и «Записки охотника» Тургенева.

Очень напряженно Толстой следит за своей внутренней жизнью, ставит себе оценки за поведение каждый день.

В 1851 году он вместе с братом едет служить на Кавказ, где они начинают свою военную службу в роли юнкеров.

В 1852 году Н.А. Некрасов, один из редакторов «Современника», получает такое письмо: «1852 г. Сентября 15. Станица Старогладковская.

Милостивый государь.

Меня очень порадовало доброе мнение, выраженное вами о моем романе; тем более, что оно было первое, которое я о нем слышал, и что мнение это было именно ваше. Несмотря на это, повторяю просьбу, с которой обращался к вам в первом письме моем: оценить рукопись, выслать мне деньги, которые она стоит по вашему мнению, или прямо сказать мне, что она ничего не стоит.

Принятая мною форма автобиографии и принужденная связь последующих частей с предыдущею так стесняют меня, что я часто чувствую желание бросить их и оставить 1-ую без продолжения.

Во всяком случае, ежели продолжение будет окончено, и как скоро оно будет окончено, я пришлю его вам. В ожидании вашего ответа с истинным уважением, имею честь быть.

милостивый государь, ваш покорный слуга Л.Н.

Адрес: в г. Кизляр. Графу Николаю Николаевичу Толстому с передачею Л.Н.

15 сентября 1852.

25. Н.А. Некрасову».

1853 году в «Современнике» печатается «Набег», писатель начинает свою работу над «Казаками» и повестью «Отрочество». Толстой увлеченно читает Жан- Жака Руссо и даже пытается переводить фрагменты из некоторых его произведений.

В 1854 году в Крыму начинается война, и писатель переезжает вместе с армией в Севастополь.

Запись из дневника 1855 года: «Мысль эта – основание новой религии, соответствующей развитию человечества, религии Христа, но очищенной от веры и таинственности, религии практической, не обещающей будущее блаженство, но дающей блаженство на земле».

Толстой впоследствии создаст такую религию, и она будет пользоваться популярностью далеко за пределами России.

В том же году писатель приезжает в Петербург с целью подать в отставку и знакомится с литераторами, которые находятся под впечатлением от его рассказов. Каждый из литераторов пытается перетащить Толстого на свою сторону, но им это не удается.

В 1856 году писатель печатает «Двух гусаров», рассказ о столкновении двух эпох, и «Утро помещика».

В следующем году Толстой совершает первое путешествие по Европе. В 1859 начинает заниматься школой для крестьян. В 1860 г. во второй раз посещает Европу.

Уже в 1862 году выходит журнал «Ясная Поляна», где печатаются все педагогические статьи Толстого, его очерки о работе в школе и работы учеников. В том же году писатель женится на Софье Андреевне Берс, которой предстоит долгий общий путь с Львом Толстым


 

Вся жизнь Толстого, как и его героев, заключается в поиске истины, причем процесс поиска для писателя важнее, чем результат. То, что сегодня кажется истиной, может завтра оказаться неверным утверждением. Еще в 1857 году Толстой в письме своей тетке написал: «Чтоб жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие – душевная подлость».

Мир в представлении Толстого необычайно многообразен и в то же время он един, и найти способы соединения всех аспектов необычайно тяжело. Показывая сон Пьера, писатель выражает эти мысли в романе: «Самое трудное (продолжал во сне думать или слышать Пьер) состоит в том, чтобы уметь соединять в душе своей значение всего. Все соединить? — сказал себе Пьер. — Нет, не соединить. — Нельзя соединять мысли, а сопрягать все эти мысли — вот что нужно!»

И забавно то, что далее кучер будит Пьера подобными фразе из сна словами: «Запрягать надо, пора запрягать, ваше сиятельство! Ваше сиятельство, — повторил какой-то голос, — запрягать надо, пора запрягать...»

Толстой пользуется в своем творчестве двумя масштабами: с одной стороны, он готов в мельчайших подробностях описывать душу каждого из своих главных героев, а с другой – он умудряется передать жизни людей в целом, жизнь всего народа, охватывая ее полостью.

 

Список рекомендованной литературы

1) Литература. 10 класс. Базовый уровень. В 2 ч. Лебедев Ю.В.

2) Маартен М. Проблема семьи в творчестве Л.Н. Толстого, 1850–1870-е гг. М.: МГУ, 2000. – С. 211.

3) Шкловский В.Б. Материал и стиль в романе Льва Толстого «Война и мир»

 

Рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

1) Интернет-сайт biography.5litra.ru (Источник)

2) Интернет-сайт kpfu.ru (Источник)

3) Интернет-сайт superinf.ru (Источник)

 

Домашнее задание

1) Написать сочинение на тему «Нравственные терзания Льва Толстого».

2) Прочесть один рассказ из цикла «Кавказские рассказы и повести» и нарисовать к нему иллюстрацию.

3) Проанализировать педагогические статьи Толстого и составить небольшой перечень его основных взглядов и убеждений касательно темы образования.