Классы
Предметы
На сайте представлены уроки по отдельным произведениям школьной программы, а темы и содержание уроков не всегда строго соответствуют учебникам.

Дело в том, что мнения автора учебника и преподавателя в школе могут не совпадать, и это нормально: литературное произведение – не теорема, у него могут быть разные трактовки.

На сайте мы разместили уроки, которые помогут ученикам при изучении некоторых произведений русской литературы. Со временем коллекция видео будет пополняться.

И. Бунин: позднее творчество. «Тёмные аллеи». «Жизнь Арсеньева»

В начале урока преподаватель подчеркивает, что роман «Жизнь Арсеньева» русского писателя Ивана Бунина написан о самом сокровенном: о родине, о любви, о торжестве любви над забвением.
Далее учащимся предлагается изучить другое произведение из позднего творчества Ивана Бунина – сборник “Темные аллеи”, которое стало воплощением всех многолетних философских размышлений писателя о любви.
В конце урока преподавателем приводятся критические рассуждения современников о позднем периоде творчества Ивана Бунина.

Тема: Русская литература конца XIX – начала XX вв.

Урок: И. Бунин: позднее творчество. «Тёмные аллеи». «Жизнь Арсеньева»

1. Вступление

Писатель в цикле «Темные аллеи» заставляет читателя задуматься о сложности взаимоотношений в людском обществе, о значении красоты и счастья, о быстротечности времени и о большой ответственности за судьбу другого человека.

Как поэт Бунин, безусловно, оттачивал и совершенствовал свой дар, однако здесь муза, вдохновение посещали его нечасто. Немногочисленные стихи, написанные в эмиграции, пронизаны чувством одиночества, бездомности и тоски по России:

У птицы есть гнездо, у зверя есть нора.

Как горько было сердцу молодому,

Когда я уходил с отцовского двора,

Сказать прости родному дому!

У зверя есть нора, у птицы есть гнездо.

Как бьется сердце, горестно и громко,

Когда вхожу, крестясь, в чужой, наемный дом

С своей уж ветхою котомкой!

Роман И.А. Бунина «Жизнь Арсеньева» стал наиболее значительным произведением эмигрантской поры. Он носил итоговый характер, обобщая явления и события почти полувековой давности.

2. «Жизнь Арсеньева»

В «Жизни Арсеньева» запечатлены факты жизни самого Бунина. Роман не просто лирический дневник далеких, безвозвратно отошедших дней. Первые детские впечатления и впечатления отрочества, жизнь в усадьбе и учение в гимназии, картины русской природы и быт нищающего дворянства служат темой для философской и этнической концепции позднего Бунина. Автобиографический материал преображен писателем так сильно, что роман смыкается с рассказами зарубежного цикла, в которых художественно осмысляются «вечные» проблемы – жизнь, любовь, смерть. Шаг за шагом продвигаемся мы вместе с Алешей Арсеньевым лестницей его бытия: детство, все темно, лишь временами, как бы сквозь узкие щели, набегает яркий свет («Постепенно, смелея, мы узнали скотный двор, конюшню, каретный сарай, гумно, Провал, Выселки», - вспоминает Арсеньев).

«Жизнь Арсеньева» - единственное произведение у Бунина столь широкого охвата жизненного материала. Покинув родительское гнездо, Алексей Арсеньев попадает в разнообразную социальную среду. Дворянин по крови, с развитой сословной гордостью, он органично входит вглубь крестьянского быта. Усадьба, полевое раздолье, старый русский уездный городок, гимназия, постоялые дворы, трактиры, цирк, городской сад, напоенный запахом цветов,- из множества лирических миниатюр складывается эта мозаичная картина России, воспетой Буниным. Любовь к родной стране, преклонение перед ее громадностью и мощью звучит в словах Александра Сергеевича Арсеньева (отца Алеши), и в переживаниях Ростовцева, этого перекупщика скота и хлеба, который, слушая стихи «Под большим шатром голубых небес…» только «сжимал челюсти и бледнел».

А какие пейзажи возникают на страницах «жизни Арсеньева», как чувствует и откликается писатель на малейшие таковы, что многие отрывки просятся в хрестоматию, пленяя звучностью и благородством языка.

Главный механизм, который отражает мир, - это память. В разные периоды познание мира героем, главное – это восприятие этого мира, новые эмоции.

Рис. 1 (Источник)

Главное в романе – расцвет человеческой личности, рост ее до тех пределов, пока она не оказывается способной вобрать в себя огромное количество впечатлений. Перед нами исповедь большого художника, воссоздание им с величайшей подробностью той обстановки, где впервые проявились его самые ранние творческие импульсы. У Арсеньева обострена чуткость ко всему – «зрение у меня было такое, что я видел все семь звезд в Плеядах, слухом за версту ландыша или старой книги». Если пространственное познание мира протекает строго по времени, то эстетическое- по Бунину – независимо от времени, преодолевает его и даже самое смерть .

«Жизнь Арсеньева» позволяет нам проникнуть в святая святых – личность художника: «Я весь дрожал при одном взгляде на ящик с красками, пачкал бумагу с утра до вечера, - вспоминает Арсеньев, - часами простаивал, глядя на ту дивную, переходящую в лиловое, синеву неба, которая сквозит в жаркий день против солнца в верхушках деревьев, как бы купающихся в этой синеве, - и навсегда проникся глубочайшим чувством истинно божественного смысла и значения земных и небесных красок. Подводя итоги того, что дала мне жизнь я вижу, что это один из важнейших итогов. Эту лиловую синеву, сквозящую в ветвях и листве, я и, умирая, вспомню».

Вся обстановка обветшавшей фамильной усадьбы, воспоминания близких тянули Арсеньева в мир милой старины. Тому же способствовала хранившиеся в библиотеке «в толстых переплетах из темно-золотистой кожи с золотыми звездочками на корешках – Сумароков, Державин, Жуковский, Баратынский, Анна Бунина». Наслаждаясь их стихами, стремят стать «вторым Пушкиным», Арсеньев резко ощущает свою кровную близость им, глядит на портреты, как на фамильные.

По признаниям Арсеньева, бескорыстная художественная выразительность непрестанно мучила его, в то время как гражданское звучание оставляло равнодушным. Не даром подспудно зреющий конфликт Арсеньева и его любимой Лики во многом питается тем источником, что она понимает чисто поэтических устремлений молодого художника слова. В ответ на его красочные рассказы Лика только пожимала плечами: «Ну миленький, о чем же тут писать!.. Чего же все погоду описывать!» Лика – тип женщины, которая не умела и не научилась любить. Лика не рождена для того, чтобы стать спутнице художника. 

Бесконечная бесприютность, скитание. У героя нет дома, но в любом месте он чувствует себя своим.

Сильная эмоция становится главной в поздних произведениях Бунина.

 По своему жанровому своеобразию «Жизнь Арсеньева» характеризовалась как «симфоническая картина России, монолог о России». В романе – на высшем взлете неповторимого таланта Бунина – прозы сплавились с поэзией, обнажив всю боль тоскующего по родине русского писателя.

Оттенок безнадежности, роковой предопределенности лежит на произведениях Бунина эмигрантской прозы. И все же в этом ряду «Жизнь Арсеньева» выделяется как раз конечным торжеством любви над смертью. Советский писатель Н.П. Смирнов говорил: если брать величавую, страстную, гениальную третью симфонию Рахманинова и провести литературную аналогию, то «Третью симфонию» надо сравнивать с романом-эпопеей «Жизнь Арсеньева», те же элегические видения детства и юности, та же ностальгия, то же душевное смятение, то же пронзительное ощущение свершившихся в мире катаклизмов.

Заканчивается роман более оптимистичнее, чем предыдущее произведение Бунина: время бессильно убить подлинное чувство: «Недавно я видел ее во сне – единственный раз за всю свою долгую жизнь без нее. Ей было столько же лет, как тогда, в пору нашей общей жизни и общей молодости, но в лице ее уже была прелесть увядшей красоты. Она была худа, на ней было что-то похожее на траур. Я видел смутно, но с такой силой любви, радости, с такой телесной и душевной близостью, которой не испытывал ни к кому никогда», - так заканчивается роман. Вспомним ещё раз фразу из чернового наброска к роману: «Жизнь, может быть, дается нам единственно для состязания со смертью…»

В романе смерть и забвение отступают перед силой любви, обостренным чувством героя и автора к жизни.

Защищая право человека на самобытность, на выявление своих способностей, художник подошел к постижению тех, может быть, самых таинственных, интимно-психологических рубежей, которые разделяют люди, мешая их полному взаимопониманию и счастью.

«Жизнь Арсеньева» - едва ли не самая оригинальная и необычная книга в творчестве Бунина и по жанру, и по своеобразию поставленных проблем, и по тону повествования. «Это не повесть, не роман, не рассказ, - замечал К.Паустовский. – Это веешь нового, ещё не названного жанра. Это слиток из всех земных радостей, горестей, очарований и размышлений. Это – удивительный свод событий одной человеческой жизни, скитаний, стран, городов, морей, но среди этого многообразия земли на первом месте всегда наша Средняя Россия»

Все это легло в основу романа «Жизнь Арсеньева», произведения, вобравшего весь человеческий и художественный опыт писателя.

“Книгу ни о чём”, без всякой внешней связи, где бы излить свою душу, рассказать свою жизнь, то, что довелось видеть в этом мире, чувствовать, думать, любить, ненавидеть». И наконец, он приступает к созданию такой книги.

Автобиографический роман Бунина «Жизнь Арсеньева» повествует о юноше, живущем в России в конце XIX — начале XX столетия. Герой мучительно ищет идеал, он обретает и вновь теряет дом. Роман отличается широтой типизации явлений, событий, фактов русской жизни почти за 50 лет.

«Жизнь Арсеньева» показывает юность писателя и социальные отношения в России; действие не сквозное, оно представляет собой сплав лирического, повествовательного, описательного и философского элементов.

Четыре книги романа уже появились в печати, когда в 1933 году Шведская академия приняла решение о присуждении Ивану Алексеевичу Бунину Нобелевской премии: «за правдивый артистический талант, с которым он воссоздал в художественной прозе типичный русский характер».

Рис. 2 (Источник)

Война. Франция оккупирована, Бунин тяжело переживает, он даже прячет евреев в своем доме. Он физически чувствует, как мир заливает насилие. Появляются  новые рассказы, в них любовь, противостоящая жестокому миру.

3. «Темные аллеи»

Сборник «Тёмные аллеи» впервые был издан в 1943 году в Нью-Йорке. В него вошло одиннадцать рассказов. Во второе издание (Париж, 1946) — 38. Рассказы существенно отличаются структурой, объёмом, характером персонажей. Название сборника Бунин взял у Н. Огарева( близкий друг Герцена).

Николай Огарев

Рис. 3. Николай Огарев (Источник)

Была чудесная весна!

Они на берегу сидели -

Река была тиха, ясна,

Вставало солнце, птички пели;

Тянулся за рекою дол,

Спокойно, пышно зеленея;

Вблизи шиповник алый цвел,

Стояла темных лип аллея.

(«Обыкновенная повесть», Огарев Н.)

Для Бунина, любовь – это темная сторона, мало известная.

Новеллы  Ивана Бунина  отражают разные временные пласты жизни человека, но все так или иначе касаются одной общей темы — любви, которая раскрывается автором как величайший человеческий дар, как счастье, достающееся человеку, какими бы страшными обстоятельствами это чувство ни сопровождалось. Автор считал эту книгу «самой совершенной по мастерству», высшим своим достижением.

По словам В.Н. Муромцевой-Буниной, писатель подчёркивал, что в цикле «Тёмные аллеи» каждый рассказ написан своим ритмом, в своём ключе. Трактовка Буниным темы любви связана с представлениями об эросе как могучей силе. По мнению писателя, любовь трагедийна, так как резко меняет жизнь человека. В этом он близок к Ф.И. Тютчеву, который тоже считал, что любовь выявляет «хаос», который есть в человеке. Для героев Бунина любовь — главное в жизни. Она требует высочайшего напряжения духовных и физических сил, чаще всего её финал трагичен («Чистый понедельник», «Натали»)

Книга эта целиком о любви. «Всякая любовь — великое счастье, даже если она не разделена» — эти слова из книги «Темные аллеи» могли бы повторить все «герои-любовники» у Бунина. При огромном разнообразии индивидуальностей, социального положения и т. п. они живут в ожидании любви, ищут ее и чаще всего, опаленные ею, гибнут. Такая концепция сформировалась в творчестве Бунина еще в предреволюционное десятилетие.

Иллюстрация к произведениям И. Бунина

Рис. 4. Иллюстрация к произведениям И. Бунина (Источник)

В сборнике нет долгой любви, есть в каждой новелле сюжет, который состоит из пересказа событий. В каждом есть своя изюминка.

Новеллы этого сборника дают великое разнообразие незабываемых женских типов — Руся, Антигона, Галя Ганская (одноименные рассказы), Поля («Мадрид»), героиня «Чистого понедельника». Вблизи этого соцветия мужские характеры куда невыразительнее; они менее разработаны, подчас лишь намечены и, как правило, статичны. Они характеризуются скорее косвенно, отраженно — в связи с физическим и психическим обликом женщины, которую любят и которая занимает самодовлеющее место. Даже тогда, когда «действует» только «он», например, влюбленный офицер, застреливший вздорную красивую бабенку, все равно в памяти остается только «она» — «длинная, волнистая», и ее «голое колено в разрезе капота» («Пароход «Саратов»). В «Темных аллеях» мы встретим и грубоватую чувственность, и просто мастерски рассказанный игривый анекдот («Сто рупий»), но сквозным лучом проходит через книгу тема чистой и прекрасной любви. Необычайная сила и искренность чувства свойственны героям этих рассказов, и нет в них смакования рискованных подробностей, пресловутой «клубнички». Любовь как бы говорит: «Там, где я стою, не может быть грязно!»

Иллюстрация к произведениям  И. Бунина

Рис. 5. Иллюстрация к произведениям  И. Бунина

Недаром рядом с полнокровными, дышащими страданием и страстью рассказами из «Темных аллей» («Таня», «Темные аллеи», «Чистый понедельник», «Натали» и т. д.) мы встретим какие-то осколки недописанных, не вполне состоявшихся произведений, с клочковатостью и распадом сюжета («Кавказ»), экспозиции, наброски будущих новелл («Начало») или прямые заимствования из чужой литературы («Возвращаясь в Рим», «Бернар»).

Бунин мастерски использует описание природы для того, чтобы передать чувства и мысли лирических героев. Он начинает свой рассказ с пейзажа, который подготавливает читателя к восприятию истории любви двух людей, пути которых таинственным образом трагически разошлись. Рассказ потрясает искренностью и правдивостью. Перед нами своеобразная исповедь мужчины, попытка вспомнить давние события и понять, что же тогда произошло. Герой, от лица которого ведется рассказ, вызывает симпатию и сочувствие. Он умен, красив, безумно любит героиню, готов на все ради нее. Он пытается ответить на мучительный вопрос: почему женщина, говорившая, что кроме отца и него у нее никого нет, без объяснений ушла от него?

Но в первую очередь Бунина интересует истинная земная любовь, “гармония земли и неба”. Такая любовь нечасто встречается в жизни, но испытать ее — огромное, ни с чем не сравнимое счастье. Однако уже давно замечено, что чем сильнее, ярче и совершеннее любовь, тем скорее ей суждено оборваться. Но оборваться — не значит погибнуть. Это чувство озаряет весь жизненный путь человека. Так, в рассказе “Темные аллеи” Надежда, владелица “постоялой горницы”, через всю жизнь пронесла любовь к барину, когда-то соблазнившему ее. “Молодость у всякого проходит, а любовь — другое дело”, “Все проходит, да не все забывается”, — говорит она. И барин Николай Алексеевич, когда-то бросивший ее, понимает, что лучшие мгновения его жизни связаны с этой женщиной. Но прошлого не вернешь.

В рассказе “Руся” герой двадцать лет не может забыть чудесную девушку, в семье которой он когда-то служил репетитором. Но влюбленным пришлось расстаться, и с тех пор прошло много лет. Герой постарел, женился, но по-прежнему помнит, как “однажды она промочила в дождь ноги... и он кинулся разувать и целовать ее мокрые узкие ступни — подобного счастья не было во всей его жизни”.

А вот перед нами героиня рассказа “Холодная осень”, которая проводила на войну своего жениха холодным осенним вечером. Через месяц его убили, но чувство к нему продолжает жить в душе молодой девушки. Ей пришлось много страдать, перенести тяжелые испытания, но на пороге старости для нее важно другое: “Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был. И это все, что было в моей жизни — остальное ненужный сон”.

Читая бунинские новеллы, обращаешь внимание на то, что он никогда не пишет о счастливой, благополучной любви. Так, погибает от выстрела ревнивого любовника единственная женщина, которую по-настоящему полюбил герой рассказа “Генрих”, умирает от сердечного приступа Николай Платонович в новелле “В Париже”, внезапное появление сумасшедшей матери Руси во время ее свидания с любимым навсегда разлучает их, уходит в монастырь героиня “Чистого понедельника”, умирает от преждевременных родов Натали.

Почему же Бунин никогда не рассказывает о счастливой любви, соединяющей влюбленных? Наверное, потому, что соединение любящих — это уже совсем иные чувства и отношения. Здесь нет места страданиям и боли, но нет и того блаженства, “зарниц счастья”. Поэтому в тот момент, когда история любви идет к счастливому завершению, непременно появляются непредвиденные обстоятельства или разражается катастрофа, вплоть до смерти героев. С присущим ему высоким мастерством писатель стремится остановить мгновение на высшем взлете чувств.

Еще одной интересной особенностью любви героев является то, что они словно избегают даже мысли о браке.

В “Деле корнета Елагина” автор замечает: “Неужели неизвестно, что есть странное свойство всякой сильной и вообще не совсем обычной любви даже как бы избегать брака?” Действительно, и Елагин, и Сосновская понимают, что брак между ними невозможен. В рассказе “Качели” герой задает вопрос: “Но какой же я муж?” И получает ответ девушки: “Нет, нет, только не это”. “Пусть будет только то, что есть... Лучше уж не будет”, — считает она. Герой новеллы “Таня” с ужасом думает о том, что будет, если он женится на Тане. А между тем только ее он любит по-настоящему. Как-то раз Бунин процитировал чьи-то слова о том, что часто легче умереть за женщину, чем жить с ней. Видимо, эта точка зрения и нашла отражение в его рассказах о любви. Можно соглашаться с этим, можно не соглашаться. Это не умаляет красоты и прелести бунинских новелл. И неважно, поженились герои или нет. “Всякая любовь — великое счастье, даже если она не разделена”. Эти слова из книги “Темные аллеи” красной нитью проходят через все творчество Ивана Алексеевича Бунина.

4. Заключение

Все произведения Бунина – независимо от времени их создания –  полны  интересом к вечным загадкам человеческого существования: времени, памяти, наследственности, любви, смерти, погруженности человека в мир неведомых стихий, обреченности человеческой цивилизации, непознаваемости на земле окончательной истины.

 

Дополнительно

1) Содержание cборника «Темные аллеи»

I

Темные аллеи

Кавказ

Баллада

Степа

Муза

Поздний час

II

Руся

Красавица

Дурочка

Антигона

Смарагд

Волки

Визитные карточки

Зойка и Валерия

Таня

В Париже

Галя Ганская

Генрих

Натали

III

В одной знакомой улице

Речной трактир

Кума

Начало

"Дубки"

"Мадрид"

Второй кофейник

Холодная осень

Пароход "Саратов"

Ворон

Камарг

Сто рупий

Месть

Качели

Чистый понедельник

Часовня

Весной, в Иудее

Ночлег

2) Тёмные аллеи обыкновенной повести

Роль стихотворения Н.П.Огарёва " Обыкновенная повесть" в судьбе героев рассказа И.А.Бунина " Тёмные аллеи".

Вступление.

В рассказе Ивана Бунина " Тёмные аллеи" (1938г.), написанном 68-летним писателем, довольно зрелый по тем временам герой-дворянин читает юной крепостной девушке Надежде, своей недолгой возлюбленной, стихи Н.П.Огарёва " Обыкновенная повесть" (1842г.), в которых упоминаются " тёмные аллеи". По воспоминаниям Бунина, его рассказ и появился на свет в результате перечитывания им данного стихотворения Николая Огарёва, ставшего автором " Обыкновенной повести" в 29 лет. Действительно в этих двух произведениях, созданных молодым Огарёвым и уже достаточно пожившим, зрелым Буниным, прослеживаются аналогии. Да и название бунинской новеллы есть по существу цитата из  Огарёва: " Стояли тёмных лип аллеи..." Каким же образом, казалось бы, не столь известное широкому кругу читателей стихотворение поэта, более знакомого нам по учебникам истории как друга революционера А. Герцена, разделившего с ним эмиграцию, послужило рождению " Тёмных аллей", неоспоримого шедевра русской классики? Как одно литературное событие перелилось в другое почти сто лет спустя? Какие перекрещивающиеся временнЫе тропинки существуют на неоглядном поле русской литературы?  Подумаем над этими вопросами, но прежде перечитаем и мы вслед за Иваном Алексеевичем Буниным стихотворение Николая Платоновича Огарёва " Обыкновенная повесть".

ОБЫКНОВЕННАЯ ПОВЕСТЬ

Была чудесная весна!

Они на берегу сидели -

Река была тиха, ясна,

Вставало солнце, птички пели;

Тянулся за рекою дол,

Спокойно, пышно зеленея;

Вблизи шиповник алый цвел,

Стояла темных лип аллея.

Была чудесная весна!

Они на берегу сидели -

Во цвете лет была она,

Его усы едва чернели.

О, если б кто увидел их

Тогда, при утренней их встрече,

И лица б высмотрел у них

Или подслушал бы их речи -

Как был бы мил ему язык,

Язык любви первоначальной!

Он верно б сам, на этот миг,

Расцвел на дне души печальной!..

Я в свете встретил их потом:

Она была женой другого,

Он был женат, и о былом

В помине не было ни слова;

На лицах виден был покой,

Их жизнь текла светло и ровно,

Они, встречаясь меж собой,

Могли смеяться хладнокровно...

А там, по берегу реки,

Где цвел тогда шиповник алый,

Одни простые рыбаки

Ходили к лодке обветшалой

И пели песни - и темно

Осталось, для людей закрыто,

Что было там говорено,

И сколько было позабыто.

<1842>

1.

Стихи открываются картиной чудесной весны. Девять четверостиший, тридцать шесть строк. Автор разделил повествование на две неравные части. Первая, из восьми строк,- описание русской природы, раннего утра, тихой, ясной реки. Рассвет. Цветёт алый шиповник - значит это май. Рядом находящаяся " тёмных лип аллея" - указание на близость барской усадьбы.

Дворяне, юноша и барышня, вместе встречают рассвет, скорее всего, потому, что кто-то из них гостил в усадьбе и уже рано утром они могли вдвоём совершить прогулку.

В точности повторяя во второй части стихотворения первые две строки -

Была чудесная весна!

Они на берегу сидели, -

автор короткими, но ёмкими штрихами описывает молодых героев:

Во цвете лет была она,

Его усы едва чернели.

Имена героям не даны - Он,Она,Они -только личные местоимения, обобщающие ситуацию, распространяющие её широко на на все русские помещичьи усадьбы России сороковых годов девятнадцатого столетия.

Не будем думать, что автором применён особый художественный приём " подглядывания" за развитием чужих чувств: скорее всего, третий герой избран этими молодыми людьми поверенным  их отношений, ведь именно ему ведомо, когда они пришли на реку, что друг другу говорили "  языком любви первоначальной". Возможно, Огарёв видит самого себя в лице юноши с едва пробившимися усами, пристально вглядываясь в прошлое.

Литературный приём отстранения, дающий возможность посмотреть на себя и героев со стороны, позволяет автору близко увидеть лица молодых влюблённых и на миг " расцвести на дне души печальной". Весна в природе, весна жизни, весна любви...

" Я в свете встретил их потом"... - так вторая, длинная, строфа из семи четверостиший поведала нам, казалось бы, " обыкновенную повесть": автор видит своих знакомых, у которых не сложилась их общая жизнь, в одном из дворянских собраний. Она, как пушкинская Татьяна, замужем; он, в отличие от Онегина, женат. Но на этом и заканчивается лёгкое сходство литературных ситуаций. Бросается в глаза - и автор это подчёркивает с большой эмоциональной силой - нестандартность использования русской литературной любовной традиции: бывшие влюблённые не страдают, не любят, не хотят помнить общее прошлое, они самодовольны, хладнокровны в общении друг с другом в свете и словно смеются над своей былой невинностью. Вероятно, что каждый из них в браке решил прежде всего экономическую задачу: она выгодно вышла замуж и счастлива своей обеспеченностью; он выгодно женился.

Во время, по общепринятому мнению, (не без настойчивого напора родителей ) были проданы их юность, свежесть, красота молодости - главный их быстрорасходуемый капитал.

В подробном описании новых светских привычек, циничных по отношению к светлому наивному неискушённому прошлому  героев, в описании одинокой обветшалой лодки у берега той реки юности и молодого счастья, лодки, к которой больше не спустятся возлюбленные, и заключается вся боль повествователя, его духовный протест против подобной обоюдной ситуации предательства идеалов юности. Ему единственному жаль поруганной таким способом любви, первого светлого чувства, от которого отказались Он и Она под напором жизненных обстоятельств.

А  сколько там было говорено об этом чувстве - и сколько было позабыто! - об этом знать только главному лирическому герою, автору, страдающему от дисгармонии мира, пронзённому его несовершенством. Наверное, много было говорено пылкого и высокого, растаявшего, как дым, если родились такие печальные стихи.

В предпоследнем четверостишии автором опять (во второй раз ) упоминается цветущий шиповник прошлых лет. Использование нечётного повтора, скорее всего, не случайно и так же призвано к решению поставленной художественной задачи - раскрытию чувств сожаления и печали.

Воспоминания о прошлом сопровождаются пением рыбаков у реки, у той лодки, в настоящем. Песни простых крестьян, людей из народа, конечно же, грустные и печальные, может быть, с обращением к реке-матушке, показывают глубокое классовое размежевание России, равнодушие русских дворян к проблемам крепостного люда, к  своему народу, который их вынянчил. Помнит о том, что русское общество состоит не только из столичной знати и провинциальных помещиков, а жизнь не только из великосветских балов лишь автор, тем самым очень отличающийся от представителей своего класса.

Эпитет " тёмный" так же используется в тексте этого стихотворения два раза: " стояла тёмных лип аллея" (в начале стиха ) и "...темно Осталось, для людей закрыто..." ( в конце произведения )  Наречие " темно" заканчивает строку, а глагол " осталось" переносит мысль на новую строчку, начиная её.  Таким образом, месторасположением слова и его ударением на последнем слоге подчёркивается особое значение для автора понятия " темно", контрастно выделяя этот цвет с алыми цветками шиповника. Весной цветут многие растения. Почему же автор сосредотачивает наше внимание именно на шиповнике? Легко просматривается аналогия шипов дикорастущей розы с ранящими шипами жизни (и здесь романтика русской поэтической традиции налицо), но ведь образ буйного цветения алого шиповника к тому же противостоит ухоженным клумбам барских усадеб, как "непричёсанная" стихия русской народной жизни.

А липовые аллеи? Ведь и они не только указание на природу средней полосы России, на предпочтение русскими помещиками именно этого дерева (высушенный липовый цвет повсеместно использовался как лекарственное успокаивающее средство, и какое чаепитие в барских усадьбах обходилось без него!) Тёмные липы, вероятнее всего, густо посаженные, образовавшие прохладные душистые своды своими кронами, и тайна духовной жизни молодых людей для окружающих ( отсюда эпитет " темно" ) под этими липами становятся художественным приёмом, призванным обратить внимание читателя на глубину и сложность жизни молодой души, чьи движения способна уловить, понять и раскрыть только утончённая натура поэта-психолога, каковым Н. Огарёв здесь и является.

Так что всё же выступает на первый план в стихотворении Огарёва? Запоминаются ли его молодые  герои? Да нет, с ними скучно, они пустые, пошлые, размытые образы, о них не хочется думать, с ними не на чем остановиться душе. А запоминается, трогает своей душевной болью и умением видеть настоящее и прошлое повествователь, может быть, невольно открывший нам и невольно выдвинувший на первый план дорогую сердцу каждого русского человека русскую природу, наполнивший свою балладу переливами красок и ощутимыми запахами липового листа, цветущего шиповника, мирно, мудро и спокойно текущей реки в глубинке поместной провинции и озвучивший эту родную ему и нам картину этническими песнями крестьян-рыбаков, песнями, способными очищать, возрождать и поддерживать скорбную душу.

2.

Героев бунинской новеллы, блестящего, но уже старого офицера царской армии, Николая Алексеевича, и его бывшую крепостную возлюбленную, Надежду, а ныне хозяйку частной гостиницы на тульской дороге, мы застаём за их случайной встречей в избе-трактире, куда заходит возвращающийся в Петербург из деловой поездки шестидесятилетний военный, дожидаясь смены лошадей. Старые знакомые пробыли вместе в этой чистой горнице с деревянными столом и лавками, пахнущей свежесваренными щами, недолго, но сколько жизни и чувств вместила эта неожиданная короткая встреча и для героев новеллы, и для её читателей. Стихи Н. Огарёва " Обыкновенная повесть" тут же входят в ткань произведения Бунина в динамичном  диалоге героев. Надежда напоминает  старому любовнику, что во время их бурной любви тридцатилетней давности ( а героине сейчас сорок восемь лет ) "всё стихи мне изволили читать про всякие " тёмные аллеи". Скорее всего неграмотная в свои восемнадцать лет, бывшая крепостная девушка на долгие годы запомнила огарёвские строчки в исполнении молодого барина и теперь, тридцать лет спустя, цитирует их " на одной из больших тульских дорог", где расположилось её заведение. Говоря словами Огарёва,

О, если б кто увидел их

Тогда, при утренней их встрече,

И лица б высмотрел у них

Или подслушал бы их речи...

Потрясённый неожиданной встречей, Николай Петрович предельно откровенен и честен; он дважды (опять несчастливое нечётное число " два", применённое как художественный приём Огарёвым) называет свою жизнь " обыкновенной историей", пользуясь таким образом невольно огарёвским заголовком, добавляя к этому эпитет " пошлой", то есть избитой, известной, идущей у всех по одному сценарию. Ему изменила жена, которую он " без памяти любил", бросила его " ещё оскорбительней, чем я тебя"( огарёвская тема измены). Обожаемый сын " вышел негодяй, мот, наглец, без сердца, без чести, без совести" (и вновь огарёвские мотивы в характеристике великосветской молодёжи).

Вот как теперь, оказывается, надо понимать и обобщающий смысл заглавия произведения Н.П. Огарёва - уже в заголовке " Обыкновенная повесть" содержится исчерпывающая характеристика дворянского класса, подчёркнуто основное свойство его натуры и неприятие автором его безнравственных черт.

Интересно разобраться, почему всё-таки тридцатилетний Николенька ( так звала его тогда Надя) читал восемнадцатилетней девушке-крестьянке именно эти стихи, не началась ли для него жизнь с подобного предательства юной девицы, которая потом хладнокровно могла встречаться с ним в свете, что так пронзительно отбразил Огарёв в своей печальной повести. Не явилась ли страсть к красавице Надежде замещением поруганного чувства и одновременно тайной местью ветреной подруге своего класса? Жанр новеллы, предполагающий недосказанность, незавершённость, открывающий художественную картину нескольких перспектив, даёт возможность  вариативного читательского прочтения, и мы вправе выдвигать подобные предположения, следуя одновременно за двумя текстами, исследуя их взаимосоприкасающиеся детали.

Но очевидно, при сопоставлении двух избранных нами произведений, что пока ещё очень слабо намеченная тема крепостного права и его разрушительного воздействия на души, судьбы, нравственность людей  у Н.П. Огарёва, отношение русского дворянства к этому позорному явлению - обретает первостепенное звучание у И.А. Бунина. Вспоминая красоту Надежды, восхищаясь её глазами и станом, помня, что эта девушка из народа, которой не было равных ( и это признавали все), не просто подчинилась его барской прихоти, а страстно, на всю жизнь, полюбила его, что она оказалась чутка к поэзии, если и через тридцать лет помнит наизусть строки из Огарёва,  старый царский вылощенный офицер краснеет от стыда, но не может не выразить Надежде своего восхищения. В отличие от героев Огарёва, герои Бунина обладают и совестью, и памятью. Встреча с постаревшей, но так и сознательно не вышедшей замуж Надеждой и яркая вспышка воспоминаний об их былой любви ещё более высветила в глазах героя грязь внутрисемейных великосветских отношений, обнаружила никчемность прожитой в унизительном браке жизни. Казалось бы, прошлое, словно похороненное под наслоениями прожитого, уже никогда не должно было заявить о себе, но оно вспыхнуло в душе героя, как в затухшем костре внезапно вспыхивают тлеющие угли.

С неистребимой очевидностью бывшая крепостная, а ныне одинокая, но самостоятельно живущая свободная предпринимательница, не только содержащая частную гостиницу, но и дающая деньги в рост ( познав утончённую любовь барина, отдав ему " свою красоту, свою горячку", она уже не могла идти замуж за мужика), получившая, как награду за все свои испытания, о которых " долго рассказывать, сударь", вольную уже от второго помещика (значит, усадьба вместе с крепостными была продана Николаем Алексеевичем) далеко оттеснила своей духовной сутью, честно прожитой жизнью всех светских  возлюбленных героя, жену и любовниц.  Получив свободу, а вместе с ней и первоначальный капитал (и этот факт достойно выделяет героиню из общей массы крепостных мучениц), Надежда теперь самостоятельна, независима, пока она может себя содержать, вести дело, она уважаема в своей среде ( об этом поведал барину кучер на его обратном пути), она твёрдо стоит на ногах, хотя уже и сама немолода.

Зачем автор, уже долго живущий вдали, столкнул своих героев на пересечении русских дорог? Чтобы донести до читателя, как осязаемо,  связаны эти два понятия в генотипе русского человека - барство и народ? Чтобы  краснеющему от стыда старому военному встряхнуться через этот стыд и таким образом пройти с помощью подаренной судьбой встречи через её очищающее влияние? Видно, что автору, хотя он и сам любуется  плодом своего художественного воображения -  его превосходительством с "красивым удлинённым лицом с тёмными глазами", всё ещё стройной фигурой военного, его высоким ростом и тем, как он " легко взбежал на крыльцо избы", - и стыдно за своего героя, и жаль его, и очень хочется ему как-то  помочь. Несомненно одно: Бунин там, в эмиграции, не может без России, он постоянно думает о ней, она неистребимо живёт в нём.

В каком положении Николай Алексеевич мог бросить Надежду? Конечно, беременной. " А ведь, правда, очень бессердечно вы меня бросили, - сколько раз я хотела руки на себя наложить от обиды от одной, уж не говоря обо всём прочем", - так напоминает Надежда герою, в каком положении он её оставил. " Всё прочее" - это может быть и смерть незаконно рождённого младенца, прижитого от помещика, та " обыкновенная история", которая встречается во многих произведениях русской литературы. В Надежде растворилась кровь Николая Алексеевича. Так барство, попирающее свой народ, но питающееся его соками, растворилось в нём. А русская крепостная женщина, вскармливающая своей грудью младенцев-барчат, нянчащая их? С младенчества будущий государственный чиновник или военный засыпал под её колыбельные песни, именно она, молочная мать, подчас становилась его духовной матерью, от которой он перенимал, всасывая с её молоком и песнями, родной язык. И именно она, в момент его наступающей мужской зрелости, приходила к нему в образе юной, но полной сил, физического здоровья, крепкой, загорелой селянки , вливая в него чистую молодую энергию, идущую словно от самой земли.

Судьба Надежды показывает неистребимую народную силу, выносливость, любовь русского простого человека к созидательному труду, духовную красоту и  величие русской женщины - в большой степени эта некрасовская тема нашла своеобразное преломление в прозе И.А. Бунина.

В какой суд можно было обратиться крепостной? Как можно было добиваться торжества справедливости? Не было таких государственных  механизмов для подневольных русских людей, и они создали свою глубокую философию долготерпения, любви и прощения, помогающую жить. Разными смысловыми оттенками наполнен диалог героев о прощении. Николаю Алексеевичу важно быть прощённым Надеждою, ведь от своей вины перед нею он не отказывается хотя бы за давностью лет. " Лишь бы бог меня простил. А ты, видно, простила", - говорит он "скороговоркой", " вынув платок и прижав его к глазам". На что Надежда отвечает так: " Нет, Николай Алексеевич, не простила. Раз разговор наш коснулся до наших чувств, скажу прямо: простить я вас никогда не могла. Как не было у меня ничего дороже вас на свете в ту пору, так и потом не было. Оттого-то и простить мне вас нельзя. Ну да что вспоминать, мёртвых с погоста не носят." В понимании Николая Алексеевича " простить" - не держать обиды, не сердиться, отпустить грех. В понимании Надежды " простить" - забыть, не помнить, не вспоминать. А как забыть, что было так дорого? Так огарёвская тема памяти в " Обыкновенной повести"  полемически по-своему продолжается и преломляется Буниным в " Тёмных аллеях".

Сцена прощания. Надежда поцеловала у Николая Алексеевича руку (обычный жест для русской бабы крепостной России), и он поцеловал ей руку (согласимся, что это уже совсем необычный жест). В нём мольба героя о прощении, примирении, признание ранее не признаваемого равенства, нет - смиренное признание её духовного превосходства над ним,  благодарность за лучшие минуты жизни (как ему это теперь ясно) именно с ней, за высоту духа.

Такое поведение русского старого дворянина, ценой страшных ошибок, потерь и разочарований пришедшего к новой жизненной философии в отношении не только женщины, безвозмездно отдавшей ему свои чувства и молодость, а в отношении, в её лице, и к своему народу, ставит бунинского героя на одно из первых мест в галерее лучших мужских портретов не только литературы русского  зарубежья, но и русской литературы в целом.

Хотя основным подавляющим чувством в дальнейшем следовании в Петербург остаётся  у Николая Алексеевича мучительное чувство стыда, оно, по своим духовным законам, переходит в очистительное, освобождающее от грязных наслоений жизни чувство благодарности за лучшие, " истинно волшебные минуты" к женщине с таким глубоким и ёмким именем Надежда. Поэтому и приходят на память герою по пути к поезду, на тульской дороге, " изрезанной многими чёрными колеями", любимые им огарёвские строки : " Кругом шиповник алый цвёл, стояли тёмных лип аллеи..."

Так стихи Н.П. Огарёва, перечитываемые И.А. Буниным, вызвали к жизни прекрасную новеллу, стали частью удивительной истории встречи двух русских людей,  перевив их судьбы шипами страданий, но и алыми цветками истинного, не купленного на деньги, счастья, истории, оставшейся бы " для людей закрытой", если бы она ни была с таким художественным талантом поведана нам автором.

Заметим, что герой подъезжает к почтовой станции "в холодное осеннее ненастье" по дороге, "залитой дождями", а уезжает, так и не попив из самовара чаю, уже при низком солнце, " жёлто светившем на пустые поля", хотя лошади и продолжают " ровно шлёпать по лужам".  Изображение осенней природы тульского края глубоко художественно сочетается с " осенним возрастом" героев новеллы и возрастом самого её автора в отличие от " весеннего возраста" молодых людей " Обыкновенной повести", поэтому, наверное, так неоспоримо мудра философская канва " Тёмных аллей". И жёлтый свет уже заходящего солнца, и мерное движение тарантаса, настраивающее на спокойные раздумья, и образ пожилого, но всё ещё красивого военного с белыми усами и бакенбардами, "ещё чернобрового", только что получившего новый, сильный, непредсказуемый, но возрождающий урок жизни, и смотрящая ему вслед из окна своей горницы Надежда, и рассуждающий о достоинствах хозяйки постоялого двора возница Клим - во всех этих картинах нам щемяще зримо является Россия 50х-60х годов 19-го столетия, страна тёмных таинственных аллей и необыкновенных человеческих повестей, в её медленном, но неуклонном поступательном движении.

 

Домашнее задание

Прочитать рассказы Бунина.

 

Список литературы

1. Чалмаев В.А., Зинин С.А.  Русская литература ХХ века: Учебник для 11 класса: В 2 ч. – 5 –е изд. – М.: ООО 2ТИД « Русское слово – РС», 2008.

2. Агеносов В.В.  Русская литература 20 века. Методическое пособие   М. «Дрофа», 2002

3. Русская  литература 20 века. Учебное  пособие  для поступающих  в вузы  М. уч.-науч. Центр «Московский лицей»,1995.

4. Викисловарь.

 

Дополнительная литература

Издания И. Бунина: Собр. соч. в 9 тт. М., 1965–1967; Собр. соч. в 6 тт. М., 1996–1997; Литература “Русские писатели в Москве”. Сборник. Переизд. Сост. Л. П. Быковцева. М., 1977, 860с “Русские писатели. Биобиблиографический словарь”. М., 1990

Очерки русской литературы конца 19 – начала 20 веков. Госиздательство художественной литературы. М., 1952

И. А. Бунин. “Рассказы”. М., 1955 И. А. Бунин. “Антоновские яблоки. Повести и рассказы” Детская литература. М., 1981 “История русской литературы конца 19 – начала 20 века” Высшая школа. М., 1984

 

Аудио и видео ресурсы

Тексты всех рассказов Бунина (Источник).

«Чистый понедельник»  в исполнении А. Демидовой (Источник).

«Чистый понедельник» И.Бунина ( ролик) (Источник).

«Темные аллеи» (Источник).

Жизнь и творчество И. Бунина (собрание, презентация и т.п.) (Источник).