Классы
Предметы
На сайте представлены уроки по отдельным произведениям школьной программы, а темы и содержание уроков не всегда строго соответствуют учебникам.

Дело в том, что мнения автора учебника и преподавателя в школе могут не совпадать, и это нормально: литературное произведение – не теорема, у него могут быть разные трактовки.

На сайте мы разместили уроки, которые помогут ученикам при изучении некоторых произведений русской литературы. Со временем коллекция видео будет пополняться.

Поэма А.С. Пушкина «Руслан и Людмила». Собирательная картина сюжетов, образов и событий народных сказок

На этом уроке вы рассмотрите мифологические мотивы происхождения сюжетов поэмы А.С. Пушкина «Руслан и Людмила», проведёте подробный анализ сказочных образов, используемых в поэме, узнаете художественные способы создания этих образов.

Вступление к поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила»

Александр Сергеевич Пушкин приглашает нас в мир славянского волшебства. Мы вчитываемся в строки, которыми открывается поэма Пушкина «Руслан и Людмила», и что-то пленительное, родное, таинственное и немного пугающее открывается нам в этих строчках:

«У лукоморья дуб зеленый (рис. 1);

Златая цепь на дубе том:

И днем и ночью кот ученый

Всё ходит по цепи кругом;

Рис. 1. Дуб зелёный (Источник)

Идет направо – песнь заводит,

Налево – сказку говорит.

Там чудеса: там леший бродит,

Русалка на ветвях сидит;

Там на неведомых дорожках

Следы невиданных зверей;

Избушка там на курьих ножках

Стоит без окон, без дверей;

Там лес и дол видений полны;

Там о заре прихлынут волны

На брег песчаный и пустой,

И тридцать витязей прекрасных

Чредой из вод выходят ясных,

И с ними дядька их морской;

Там королевич мимоходом

Пленяет грозного царя;

Там в облаках перед народом

Через леса, через моря

Колдун несет богатыря;

В темнице там царевна тужит,

А бурый волк ей верно служит;

Там ступа с Бабою Ягой

Идет, бредет сама собой;

Там царь Кащей над златом чахнет;

Там русской дух… там Русью пахнет!

И там я был, и мед я пил;

У моря видел дуб зеленый;

Под ним сидел, и кот ученый

Свои мне сказки говорил.

Одну я помню: сказку эту

Поведаю теперь я свету…» (рис. 2)

Рис. 2. Иллюстрация к строчкам из пролога (Источник)

Эти стихи кажутся простыми и прозрачными, но стоит помнить, что каждое слово у Пушкина, как правило, содержит какой-то секрет.

Мотивы славянской мифологии в сюжете поэмы «Руслан и Людмила»

Рассмотрите слово лукоморье. Русский писатель Владимир Набоков с досадой рассказывал, как один раз иностранный переводчик перевёл это слово так «на берегу лукового моря».

Действительно, в слове лукоморье спрятались два корня лук и мор, а о – соединительная гласная между ними.

В древнерусском языке лукоморье – это изгиб, морская излучина, побережье, залив. А ещё словом лукоморье древние славяне называли особое пространство – центр Вселенной, то место, в котором растёт Мировое Древо.

Мировое Древо – это нечто вроде магического стержня, на котором держится Вселенная. Дерево это находится на пересечении двух земных пространств. Одно пространство – «своё» – знакомое, родное, а другое – неизведанное, мистическое и пугающее. Для древнего человека очень важным оказывается это противопоставление – своё и чужое.

По вертикали Мировое Древо тоже находится на пересечении двух пространств: мир небесный (ветви дерева как бы упираются в небо) и потусторонний (корни его уходят в мир тёмный) (рис. 3).

Рис. 3. Мировое древо (Источник)

И дуб в стихах Пушкина тоже не простой. Но всё же это не грозный страж между мирами, а символ русской древности, поэтического вдохновения.

 

Охраняет этот дуб непростое существо – кот учёный (рис. 4).

Рис. 4. Кот учёный (Источник)

Конечно, мы понимаем, что слово учёный вряд ли означает, что он дрессированный, скорее это кот, знающий человеческий язык, владеющий какими-то волшебными словами. У образа учёного кота есть свой славянский предшественник.

В славянской мифологии мы находим такое существо, как Кот Баюн (рис. 5).

Рис. 5. Кот Баюн (Источник)

Почувствуйте это слово. Рассмотрите однокоренные слова:

 

Кот Баюн – баюкать

                  – баюшки-баю

Все эти однокоренные слова восходят к праславянскому глаголу баять – говорить красиво, усыпляюще, убедительно.

В древней мифологии Кот Баюн – не просто сказочное, волшебное существо, но ещё и существо грозное и даже страшное. По поверьям древних славян, Кот Баюн обитает как раз в том месте (в центре Вселенной), в котором находится магическая сила. Кот Баюн живёт на железном столбе, разделяющем мир «свой» и «чужой». Он надзирает над этими мирами: то поднимается на столб, то спускается с него. Спускаясь по столбу, Баюн поёт, поднимаясь – рассказывает сказки. У него настолько громкий голос, что слышно его за много-много вёрст (рис. 6).

Рис. 6. Кот Баюн (Источник)

Сам кот отличается небывалой силой. Одолеть его может разве что Иван Царевич, но и ему приходится очень постараться. Чтобы не слышать чарующего убаюкивающего пения (это пение может погубить человека), Иван-Царевич надевает железный колпак, чтобы справиться с котом – железные рукавицы. Таким образом, Ивану-царевичу удаётся победить чудище, доставить его во дворец к царю-батюшке, и там кот начинает служить царю: лечить убаюкивающим пением и рассказывать дивные сказки.

В стихотворных строчках Пушкина это уже не чудовище, а, скорее, добрый приятель автора. Кроме того, кот сидит не на железном столбе, а на дубе. И ходит он не вверх и вниз, а направо или налево. Выбор пути – очень частый элемент волшебной сказки, когда герой выбирает свою дальнейшую судьбу.

 

В сказке открывается перед нами мир древней славянской мифологии, и конечно, эта мифология языческая. Русь приняла христианство, но верования её ещё очень долгое время содержали в себе язычество.

Древнеязыческий миф основывался на противопоставлении «своего» и «чужого». «Свой мир» (благополучный, понятный, естественный, привычный) не содержал в себе тревожных, непонятных свойств. А мир потусторонний, конечно же, вызывал тревогу, ведь именно оттуда приходят оборотни, злые духи, ведьмы. По мере того как языческие верования уходят, уходит и страх перед «чужим миром», и таким образом появляется сказка. В сказке уже герой может победить злую Бабу-Ягу, он уже может пойти в Тридесятое царство (а это как раз и есть тот «чужой мир») и вернуться живым и здоровым. Сказка – это просветлённый, переосмысленный древний мир.

Если в древнем мифе встреча с потусторонним пространством почти однозначно была связана со смертью, то теперь почти во всех волшебных сказках мы видим другую схему. Герой отправляется за своей целью (это может быть какой-то волшебный предмет, это может быть Жар-птица или таинственная невеста), преодолевает некоторую границу. В этом Тридевятом царстве ему встретятся необычные существа: волк-оборотень, Баба Яга (рис. 7), Кощей Бессмертный.

Рис. 7. Баба Яга (Источник)

Герой будет проходить испытания, в которых ему встретятся волшебные помощники, которые помогут ему справиться с нереальной задачей, поставленной перед ним. Таким образом, герой достигнет своей цели и, благополучно преодолев границу, вернётся домой. Возникает уже совершенно другое ощущение. Уже нет страха перед миром «чужим», а скорее и в народных сказках, и в сказках Пушкина мы чувствуем необычную атмосферу древности. И нам очень хочется в неё окунуться. Аромат этой древности, её атмосфера и вправду пленительны.

Использование и значение непривычных слов

«Там лес и дол видений полны…»

Обратите внимание на слово дол. Это место не совсем обычное. Это не ровное, просторное поле, где всё видно, не гора, которая открыта всем, а нечто сырое и таинственное. И мы погружаемся в атмосферу тайны. Это самое подходящее место для встречи с необычным.

 

Рассмотрим некоторые, не совсем привычные, слова. Например:

«Там о заре прихлынут волны…»

Предлог о в данном случае является синонимом предлога на. Предлог о очень древний. Часто в русских сказках он встречается нам в каком-то не совсем привычном значении. Например, «змей о трёх головах» означает «змей с тремя головами». Такое нестандартное, несовременное использование предлога о придаёт строчке Пушкина ощущение древности и старины.

 

«И с ними дядька их морской…»

Слово дядька означает воевода, командующий.

 

«В темнице там царевна тужит…» (рис. 8)

Рис. 8. Царевна и бурый волк (Источник)

Тужит – однокоренное слово туга – грустит, печалится. Очень часто девушка в русской народной сказке оказывается беззащитной перед злом. Василиса Прекрасная, Алёнушка, Марья Царевна могут надеяться только на героя, который вернётся из «чужого мира», благополучно преодолеет испытания и спасёт её.

 

«Там царь Кощей над златом чахнет…»

Чахнет – слабеет от жадности, от напряжения, мучается от своего богатства (рис. 9).

Рис. 9. Кощей (Источник)

Сколько смысла, сколько красоты откроется перед вами, когда вы просто поработаете со значением непонятных слов.


 

Церковный славянизм

Церковнославянские слова (церковнославянизмы) очень похожи на слова русские. В корне церковнославянского слова вместо двух привычных гласных мы находим другой звук и другую букву.

Сравните слова:

 

Церковнославянизмы

Глава

Глас

Заклать

Младой

Хлад

Страна

Враг

Страж

Млечный

Русские слова

Голова

Голос

Заколоть

Молодой

Холод

Сторона

Ворог

Сторож

Молочный

 

Эти слова создают особое возвышенное, торжественное, древнее звучание. Обращайте на них внимание, когда читаете художественные тексты.


 

Сказочные образы в поэме «Руслан и Людмила»

Попытайтесь всмотреться в сказочные образы, которые встречаются в стихах Пушкина.

Подумайте, о каких существах говорит автор, употребляя фразу «следы невиданных зверей». Это могут быть такие существа, как звери-оборотни, говорящие человеческим языком, – волк, медведь. Эти существа ведут себя двойственно: они угрожают герою, представляют для него опасность или, наоборот, помогают ему, порой даже спасают ему жизнь.

 

«Там лес и дол видений полны…»

Пушкин специально не говорит, что это за видения, чтобы пробудить читательскую фантазию. Видения – это что-то настолько необычайное, открывающееся нашему взору, что мы не верим своим глазам. Может быть, это волшебные славянские птицы – Сирин, Алконост, Гамаюн или Финист – Ясный сокол (рис. 10). Это волшебные птицы, вещие птицы, которым открывается будущее, которые поют песни своими неземными, чарующими голосами.

Рис. 10. Сирин и Алконост (Источник)

У Пушкина упоминается Леший (рис. 11), или, как его называли на Руси, Лешак, – лесовик, лесной хозяин. Славяне верили, что к тем, кто хорошо относится к лесу, лесовик будет благосклонен, он поможет собрать лесные дары и благополучно выйти из леса, не заблудиться. А к недобрым людям он милосерден не будет: он заставит их плутать, голодать, он будет кричать страшным голосом. У лесовика много голосов: он может кричать по-человечьи, по-птичьи, он может причитать и всхлипывать, он может превращаться в птиц и животных и даже в человека.

Рис. 11. Леший (Источник)

Ещё один мифический персонаж – русалка. Интересно, что русалка у Пушкина не выходит из моря, а сидит на ветвях (рис. 12).

Рис. 12. Русалка (Источник)

Дело в том, что у древних славян русалка не была морским существом. Первоначально это была обитательница полей. Это вовсе не то кроткое и нежное существо, каким представлена Русалочка из сказки Андерсена или из мультфильма Диснея.

Русалка – это красавица, которая зачаровывает путников и губит их. Русалку, как считали славяне, можно распознать вовсе не по рыбьему хвосту (это придумали гораздо позже), а по длинным распущенным волосам. Волосы эти были, как правило, русого цвета. Именно от слова русый историки отсчитывают название этого существа. «Ходит, как русалка» так говорили на Руси о простоволосой девушке (рис. 13).

Рис. 13. Русалка (Источник)

Крестьянская девушка ни в коем случае не могла ходить с распущенным волосами – у неё должна была быть коса или какая-нибудь другая причёска. Только существо из «чужого мира», каким является мир русалки, может позволить себе вести себя не так, как это принято в мире «своём», родном и привычном, именно потому, что она пришла из потустороннего мира.

В стихотворных строчках Пушкина русалка, конечно, не думает кого-нибудь губить. Она сидит на ветвях. Читатель удивляется этой волшебной картине. И снова перед нами языческий мир в его преобразованном, просветлённом виде.

 

«И тридцать витязей прекрасных

Чредой из вод выходят ясных…»

Здесь уже автор с нами играет. Это отсылка, намёк на текст самого Пушкина. Легко узнать сюжет «Сказки о царе Салтане»:

«В свете есть иное диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Разольется в шумном беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор»
(рис. 14).

Рис. 14. Черномор и витязи (Источник)

Пушкин, создавая свои сказки, ориентировался на сказки народные, которые очень любил. Не раз ещё встретятся его слова:

«Что за прелесть эти сказки!

Каждая есть поэма!» – так он однажды написал своему брату.

Образованный человек, владеющий несколькими языками, обладающий колоссальными знаниями по истории и другим наукам, Пушкин никогда не относился к фольклору, как к выдумкам неразвитого народа. Наоборот, он видел в фольклоре правду, глубину и необыкновенную поэтичность.

Вот ещё один авторский намёк на собственный текст:

«Колдун несёт богатыря…»

Фактически автор предсказывает сюжет поэмы. Ведь мы сейчас читаем отрывок из поэмы «Руслан и Людмила», вступление к ней, вспомните этот эпизод:

«Руслан, не говоря ни слова,

С коня долой, к нему спешит,

Поймал, за бороду хватает,

Волшебник силится, кряхтит

И вдруг с Русланом улетает…

Ретивый конь вослед глядит;

Уже колдун под облаками;

На бороде герой висит;

Летят над мрачными лесами,

Летят над дикими горами,

Летят над бездною морской;

От напряженья костенея,

Руслан за бороду злодея

Упорной держится рукой».

Кроме карлика Черномора, в тексте упоминается ещё один недобрый персонаж. Как раз упоминание о нём вносит в спокойное величественное звучание явные нотки тревоги.

«Там ступа с Бабою Ягой

Идёт, бредёт сама собой…»

Баба Яга – это не просто сказочный персонаж. Корни этого образа очень древние. Баба Яга живёт в особой избушке на курьих ножках (рис. 15).

Рис. 15. Избушка на курьих ножках (Источник)

Эта деталь имеет историческую природу. Древние славяне ставили свои деревянные дома на возвышения – пеньки с подрубленными корнями, чтобы дерево не сгнивало. Эта деталь была особым образом переосмыслена. Получается, что избушка Бабы Яги сама по себе полуживая, в неё невозможно попасть иначе, как каким-то волшебным способом, только Баба Яга может туда войти, потому что ни окошек, ни дверей нет.

В древних сказках Баба Яга окружает своё жилище человеческими костями и головами. Это неспроста. Дело в том, что в представлении древних славян Баба Яга – это страшное, безобразное, полуистлевшее существо, которое олицетворяет собой смерть (рис. 16).

Рис. 16. Баба Яга (Источник)

Только потом, когда миф преобразуется в сказку, Баба Яга становится существом, с которым можно договориться, которое уже можно перехитрить, которое порой даже готово оказать помощь.


 

Лорелея

Образы прекрасных обитательниц полян и вод, лесных дев, нимф и русалок, в целом характерны для европейской мифологии. Одним из таких сюжетов является сюжет о волшебной деве, которая сидит на утёсе, расчесывает свои длинные волосы, смотрит в воду, и от её чарующего пения путники погибают, потому что заслушиваются и не чувствуют опасности. Это немецкий сюжет о Лорелее. Прочитаете и послушайте, как пишет, воссоздаёт его немецкий поэт Генрих Гейне:

Лорелея

Не знаю, что стало со мною,
Душа моя грустью полна.
Мне все не дает покою
Старинная сказка одна.

День меркнет. Свежеет в долине,
И Рейн дремотой объят.
Лишь на одной вершине
Еще пылает закат.

Там девушка, песнь распевая,
Сидит высоко над водой.
Одежда на ней золотая,
И гребень в руке – золотой.

И кос ее золото вьется,
И чешет их гребнем она,
И песня волшебная льется,
Так странно сильна и нежна.

И, силой плененный могучей,
Гребец не глядит на волну,
Он рифов не видит под кручей, –
Он смотрит туда, в вышину.

Я знаю, волна, свирепея,
Навеки сомкнется над ним, –
И это все Лорелея
Сделала пеньем своим.

 

Подумайте, каких ещё общих персонажей можно найти в русской мифологии и в мифологии других европейских стран.


 

Звукопись

Послушайте, как автору удаётся создать ощущение зловещей тишины:

«Избушка та на курьих ножках…»

Повторение шипящих звуков уже создаёт ощущение шепота. Перед вами особый приём, который называется звукопись. Это очень похоже на живопись, только эффект создаётся не при помощи красок, а при помощи особым образом подобранных звуков. Эти звуки как бы имитируют звуки окружающей действительности, они создают то или иное впечатление по ассоциации:

 

«Там лес и дол видений полны…»

Гласные звуки о как бы раздвигают пространство, и мы видим, какое оно широкое и безграничное. Звук л (плавный, один из самых красивых русских звуков) создаёт ощущение гармонии, и мы чувствуем, как по этому пространству бежит лёгкий ветер.

 

«…Там о заре прихлынут волны…»

Повторяются те же самые звуки.

 

«…На брег песчаный и пустой…»

 

Сначала читатель чувствует, что волна прибывает, чувствует её напор, а потом она уходит и оставляет за собой пустой песок.


 

Аллитерация

Звукопись – это особый инструмент, при помощи которого автор усиливает то или иное впечатление, он создаёт особую музыку текста.

Аллитерация – повторение одинаковых или однородных согласных в стихотворении, придающее ему особую звуковую выразительность.

Ассонанс – повторение гласных звуков – в отличие от аллитерации.

Поищите аллитерации и ассонансы в стихах Пушкина. Старайтесь замечать не просто звуки с определённой, немножко неестественной частотой, но и попытайтесь почувствовать, какое при этом создаётся впечатление.


 

Употребление древних коротких слов

Обратите внимание, что дуб опоясан не золотой цепью, а златой. Это необычное слово. Волны прибывают не на берег, а на брег. Такие короткие древние слова, как правило, являются церковнославянскими по происхождению.

Церковнославянский язык – это язык древней письменности. Уже во времена Пушкина он воспринимается как нечто архаичное, то есть древнее, связанное с глубоким прошлым. Пушкин включает эти слова в свой текст, чтобы усилить ощущение старины, которое возникает у читателей.

 

«И там я был, и мёд я пил…»

Такими строчками обычно заканчиваются народные сказки. Но в данном случае автор приглашает читателей с собой. Он включает нас в круг тех, кому будет рассказано о древних тайнах, мы становимся сопричастными к сказочным событиям.

Волшебный мир Пушкина

На этом уроке вы побывали в волшебном Лукоморье русской сказки благодаря Александру Сергеевичу Пушкину и его вступлению к поэме «Руслан и Людмила» (рис. 17).

Рис. 17. Лукоморье (Источник)

Вы словно своими глазами увидели персонажей русской народной сказки. Вы узнали, что русская народная сказка свои корни находит в древней языческой мифологии, где весь мир разделен на «свой» и «чужой». Он полон чудес, опасностей и приключений. Приглашением в этот мир становятся для нас строчки Пушкина.

 

Список литературы

1. Учеб­ник-хре­сто­ма­тия для 5 клас­са / под ре­д. Ко­ро­ви­ной В.Я. – М. «Про­све­ще­ние», 2013. 

2. Ахметзянов М.Г. Учебник-хрестоматия «Литература в 5 классе в 2-х частях» – Магариф, 2005.

3. Е.А. Самойлова, Ж.И. Критарова. Литература. 5 класс. Учебник в 2-х частях. – М. Ассоциация XXI век, 2013.

 

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы Интернет

1. Интернет портал «Славянская культура» (Источник)

2. Интернет портал «СтудопедиЯ» (Источник)

3. Интернет портал «Nsportal.ru» (Источник)

 

Домашнее задание

1. В какой мир переносит читателей начало поэмы А.С. Пушкина «Руслан и Людмила»? Охарактеризуйте его.

2. Образы каких существ славянской мифологии используются в прологе поэмы «Руслан и Людмила»? Как они переосмыслены в произведении?

3. Какими художественными способами пользуется автор при создании образной атмосферы в прологе поэмы «Руслан и Людмила»?