Классы
Предметы
На сайте представлены уроки по отдельным произведениям школьной программы, а темы и содержание уроков не всегда строго соответствуют учебникам.

Дело в том, что мнения автора учебника и преподавателя в школе могут не совпадать, и это нормально: литературное произведение – не теорема, у него могут быть разные трактовки.

На сайте мы разместили уроки, которые помогут ученикам при изучении некоторых произведений русской литературы. Со временем коллекция видео будет пополняться.

Р.Р. И.А. Бунин. Анализ рассказа "Цифры"

На этом уроке мы познакомимся с рассказом Ивана Алексеевича Бунина «Цифры». Разберемся, о чем же повествует автор. Рассмотрим, что переживают на протяжении развития сюжета герои. Узнаем, какие конфликты встречаются в рассказе и какие темы затрагивает автор.

Введение

На этом уроке мы постараемся проанализировать рассказ Ивана Алексеевича Бунина «Цифры». (Рис. 1.) Само название рассказа уже наталкивает на размышления, о чем же может быть этот рассказ. Что это за цифры, из-за которых возник конфликт между дядей и племянником?

Иван Бунин

Рис. 1. Иван Бунин (Источник

Ссора между героями выводит нас на взаимоотношения взрослых и детей. Всегда ли люди могут понять друг друга? Всегда ли взрослые могут понять детей? Прийти к взаимопониманию иногда бывает очень сложно, и особенно от этого страдают дети. А взрослые могут совершить непростительные ошибки.

Автор поднимает не только проблемы взаимоотношений между взрослыми и детьми, но и философские проблемы о противостоянии человека общепринятым законам жизни, с которыми может смириться взрослый, который их понимает, но ребенок еще не может.

Анализ текста

Повествование в рассказе ведется от первого лица, точнее, от лица героя-повествователя. Для автора важно понять, что чувствуют и какими мыслями живут герой и его племянник.

«Мой дорогой, когда ты вырастешь, вспомнишь ли ты, как однажды зимним вечером ты вышел из детской в столовую, остановился на пороге, – это было после одной из наших ссор с тобой, – и, опустив глаза, сделал такое грустное личико?
Должен сказать тебе: ты большой шалун. Когда что-нибудь увлечет тебя, ты не знаешь удержу. Ты часто с раннего утра до поздней ночи не даешь покоя всему дому своим криком и беготней. Зато я и не знаю ничего трогательнее тебя, когда ты, насладившись своим буйством, притихнешь, побродишь по комнатам и, наконец, подойдешь и сиротливо прижмешься к моему плечу! Если же дело происходит после ссоры, и если я в эту минуту скажу тебе хоть одно ласковое слово, то нельзя выразить, что ты тогда делаешь с моим сердцем! Как порывисто кидаешься ты целовать меня, как крепко обвиваешь руками мою шею, в избытке той беззаветной преданности, той страстной нежности, на которую способно только детство!»

Но на этот раз ссора между дядей и племянником была слишком сильной.

«Перестрадав свое горе, твое сердце с новой страстью вернулось к той заветной мечте, которая так пленяла тебя весь этот день. И вечером, как только эта мечта опять овладела тобою, ты забыл и свою обиду, и свое самолюбие, и свое твердое решение всю жизнь ненавидеть меня. Ты помолчал, собрал силы и вдруг, торопясь и волнуясь, сказал мне:
– Дядечка, прости меня... Я больше не буду... И, пожалуйста, все-таки покажи мне цифры! Пожалуйста!
Можно ли было после этого медлить ответом? А я все-таки помедлил. Я, видишь ли, очень, очень умный дядя».

Удивительно, что автор описывает своего героя такими эпитетами:  умный, рассудительный, мудрый, – так рассказчик характеризует себя. Но является ли это действительностью? Очень часто эти слова звучат с иронией. Разве умный и рассудительный – это тот, кто поступает, как все остальные? Вторая глава позволяет нам увидеть начало конфликта.

«Ты в этот день проснулся с новой мыслью, с новой мечтой, которая захватила всю твою душу.
Только что открылись для тебя еще не изведанные радости: иметь свои собственные книжки с картинками, пенал, цветные карандаши – непременно цветные! – и выучиться читать, рисовать и писать цифры. И все это сразу, в один день, как можно скорее. Открыв утром глаза, ты тотчас же позвал меня в детскую и засыпал горячими просьбами: как можно скорее выписать тебе детский журнал, купить книг, карандашей, бумаги и немедленно приняться за цифры…

Но радость, смешанная с нетерпением, волновала тебя все больше и больше. И вот, когда мы – бабушка, мама и я – сидели перед вечером за чаем, ты нашел еще один исход своему волнению».

Мальчик не согласен ждать исполнения мечты, и это внешний конфликт, но в то же время в душе дяди появляется внутренний конфликт. Дядя, как положено, должен выждать время, он поступает так, как требуют правила, и ребенок его не понимает. Но дядя продолжает проявлять свою твердость. «Сердце тихо говорило мне, что я совершаю в эту минуту великий грех – лишаю тебя счастья, радости... Но тут пришло в голову мудрое правило: вредно, не полагается баловать детей». Так, внутренний конфликт развивается в душе дяди. Как же ему поступить: так, как велит сердце или так, как положено по правилам?

В третьей главе мы можем проследить за продолжением конфликта. «Я не только не забыл о тебе после твоего дерзкого крика, но весь похолодел от внезапной ненависти к тебе. И уже должен был употреблять усилия, чтобы делать вид, что не замечаю тебя, и продолжать разыгрывать роль спокойного и рассудительного». Все взрослые в этот момент объединяются против мальчика. Всем им больно, они все переживают, но выдерживают эту паузу.

«От боли, от острого и внезапного оскорбления, так грубо ударившего тебя в сердце в один из самых радостных моментов твоего детства, ты, вылетевши за дверь, закатился таким страшным, таким пронзительным альтом, на какой не способен ни один певец в мире. И надолго, надолго замер... Затем набрал в легкие воздуху еще больше и поднял альт уже до невероятной высоты...
Затем паузы между верхней и нижней нотами стали сокращаться, – вопли потекли без умолку. К воплям прибавились рыдания, к рыданиям – крики о помощи».

Дальше дядя говорит о том, что ему начинает становиться стыдно.

«...Я зажигал папиросу, не поднимая глаз на бабушку. А у бабушки вдруг задрожали губы, брови, и, отвернувшись к окну, она стала быстро, быстро колотить чайной ложкой по столу…

И бабушка едва сидела на месте.
Ее сердце рвалось в детскую, но, в угоду мне и маме, она крепилась, смотрела из-под дрожащих бровей на темневшую улицу и быстро стучала ложечкой по столу.
Понял тогда и ты, что мы решили не сдаваться, что никто не утолит твоей боли и обиды поцелуями, мольбами о прощения».

Мальчик кричит до изнеможения, в этот момент его состояние изображено не как каприз, а как настоящее человеческое горе. И взрослые понимают, что для ребенка каждый миг его жизни – это открытие чего-то нового и этот миг он переживает гораздо острее, чем взрослые. Ребенок чувствует эту обиду, гораздо сильнее она проникла в его сердце. Но конфликт продолжается. Что-то заставляет пойти ребенка на примирение. Бабушка ударила по самому живому.

«– А кто же купит ему теперь пенал, бумаги, книжку с картинками? Да что пенал! Пенал – туда-сюда. А цифры? Ведь уж этого не купишь ни за какие деньги. Впрочем, – прибавила она, – делай, как знаешь. Сиди тут один в темноте.
И вышла из детской.
Кончено, – самолюбие твое было сломлено! Ты был побежден».

И очень важно, что в этот момент автор включает рассуждения о жизни, о том, чему научила его жизнь.

«Чем неосуществимее мечта, тем пленительнее, чем пленительнее, тем неосуществимее. Я уже знаю это.
С самых ранних дней моих я у нее во власти. Но я знаю и то, что чем дороже мне моя мечта, тем менее надежд на достижение ее. И я уже давно в борьбе с нею. Я лукавлю: делаю вид, что я равнодушен. Но что мог сделать ты?
Счастье, счастье!
Ты открыл утром глаза, переполненный жаждою счастья. И с детской доверчивостью, с открытым сердцем кинулся к жизни: скорее, скорее!
Но жизнь ответила:
– Потерпи.
– Ну пожалуйста! – воскликнул ты страстно.
– Замолчи, иначе ничего не получишь!
– Ну погоди же! – крикнул ты злобно.
И на время смолк.
Но сердце твое буйствовало. Ты бесновался, с грохотом валял стулья, бил ногами в пол, звонко вскрикивал от переполнявшей твое сердце радостной жажды... Тогда жизнь со всего размаха ударила тебя в сердце тупым ножом обиды. И ты закатился бешеным криком боли, призывом на помощь.
Но и тут не дрогнул ни один мускул на лице жизни... Смирись, смирись!
И ты смирился».

В следующей главе в душу героя вновь возвращается любовь и нежность. Конфликт преодолен, и преодолен он ценой детского смирения.

«Помнишь ли, как робко вышел ты из детской и что ты сказал мне?
– Дядечка! – сказал ты мне, обессиленный борьбой за счастье и все еще алкая его. – Дядечка, прости меня».

Ценой детской щедрости, чистоты и открытости преодолевается конфликт между дядей и племянником.

«– Ну уж бог с тобою! Неси сюда к столу стул, давай карандаши, бумагу...
И какой радостью засияли твои глаза!
Как хлопотал ты! Как боялся рассердить меня, каким покорным, деликатным, осторожным в каждом своем движении старался ты быть». (Рис. 2.)

Дядя и племянник

Рис. 2. Дядя и племянник (Источник

Автор употребляет слово «деликатным» два раза. Обратимся к сноске: деликатный – вежливый в общении. Но слово «деликатный» в рассказе приобретает различные смысловые оттенки.

Восприятие дядей племянника позволяет сделать вывод, что дядя очень хорошо понимает мальчика и видит, почему ребенок ведет себя именно так. Он любуется его радостью, но очень часто его сердце начинает возмущаться, когда ребенок не подчиняется велению взрослых. Острая жалость к мальчику переполняет дядю, и он понимает, что ребенок тоже способен испытывать оскорбления. Теперь посмотрим, как дядя воспринимает самого себя.

«Сердце тихо говорило мне, что я совершаю в эту минуту великий грех – лишаю тебя счастья, радости... Но тут пришло в голову мудрое правило: вредно, не полагается баловать детей…

Было невмоготу и мне. Хотелось встать с места, распахнуть дверь в детскую и сразу, каким-нибудь одним горячим словом, пресечь твои страдания. Но разве это согласуется с правилами разумного воспитания и с достоинством справедливого, хотя и строгого дяди».

Все время дядя ведет себя неестественно и поступает так, как полагается. И здесь возникает еще один конфликт – конфликт между сердцем и разумом. В нашем случае побеждает разум, дядя выдерживает паузу, и ребенок первым идет на примирение. Но не зря спустя много лет мальчик уже не помнит об этом случае, а в душе дяди этот случай остался. И вот теперь сердце побеждает, и, несмотря на прошедшие годы, дядя понимает, что он был не прав.

Заключение

Своим рассказом Иван Бунин хочет сказать, как в жизни важно понимать друг друга, пытаться не обидеть. Обидеть очень легко, а пойти первым на примирение бывает гораздо сложнее. Вернемся к названию рассказа. Цифры как мечта, цифры как символ расчета (дядя умный, он знает цифры). Но не всегда в жизни нужно быть умным и следовать правилам. Иногда нужно слушать свое сердце.

 

Список литературы

  1. Коровина В.Я. Учебник по литературе за 7 класс. Часть 1. – 20-е изд. – М.: Просвещение, 2012.
  2. Вантенков И.П. Бунин-повествователь (Рассказы 1890–1916 гг.). / И.П. Вантенков. – Минск, 1974.
  3. Кучеровский Н.М. И.А. Бунин и его проза (1887–1917) / Н.М. Кучеровский. – Тула, 1980.
  4. Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat (Источник). 

 

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

  1. Lit-helper.com (Источник).
  2. 5litra.ru (Источник).
  3. 900igr.net (Источник).

  

Домашнее задание

  • Ответьте на вопросы.

1. Как повел себя Женя после того, как дядя отказался показывать ему цифру? Подкрепите свои слова цитатами из текста рассказа.
2. Как чувствовал себя дядя в момент ссоры с племянником? Можно ли считать его отношение к Жене жестоким? Ответ обоснуйте.
3. Какой вывод можно сделать о характере мальчика? Какими качествами автор наделил его?
4. Почему взрослые не пожалели плачущего Женю? Справедливо ли это, на ваш взгляд?
5. О чем повествует рассказ И.А. Бунина «Цифры»?

  • Письменно ответьте на вопрос: почему рассказ И.А. Бунина назван «Цифры»?
  • Напишите характеристику одного из героев рассказа.