Классы
Предметы
На сайте представлены уроки по отдельным произведениям школьной программы, а темы и содержание уроков не всегда строго соответствуют учебникам.

Дело в том, что мнения автора учебника и преподавателя в школе могут не совпадать, и это нормально: литературное произведение – не теорема, у него могут быть разные трактовки.

На сайте мы разместили уроки, которые помогут ученикам при изучении некоторых произведений русской литературы. Со временем коллекция видео будет пополняться.

«Поучение» Владимира Мономаха, «Моление» Даниила Заточника и «Житие протопопа Аввакума, им самим писанное»

Три самых значительных произведения древнерусской литературы позволяют проследить за движением русской литературы: от жестко заданных средневековых представлений о человеке и его месте в мире к освобождению от догматических рамок и канонов. Так, в древнерусских текстах мы видим зарождение представлений о ценности человеческой личности и формирование уважения к гуманистическим ценностям.
Вопросы, замечания и пожелания, а также варианты выполненных заданий просьба высылать по адресу info@univertv.ru с пометкой «А. Гершанику».

Тема: Древнерусская литература

Урок: «Поучение» Владимира Мономаха, «Моление» Даниила Заточника и «Житие протопопа Аввакума, им самим писанное»

1. Приветствие, введение о том, о чём будет урок

Мы продолжаем разговор о древнерусской литературе. Сегодня рассмотрим самые значительные вехи в развитии русской литературы.

2. Развитие литературы

Несколько слов о специфике древнерусской литературы и о системе жанров, которая была тогда распространена. Средневековье – это особое время, когда люди жили в совершенно особых условиях. Они жили в своих нишах, отделёнными непреодолимыми преградами от людей другого сословия. Жизнь князя отличалась от жизни его воина. Жизнь крестьянина отличалась от жизни всех других людей. В особых условиях была жизнь ремесленников. Жизнь монаха практически не пересекалась с жизнью людей других сословий. Вот это чёткое разделение по слоям, по кастам, группам, определяло и чёткое разделение границ в литературе. Между литературными произведениями разных жанров были достаточно жёсткие границы, которые нельзя было переступать. Священный текст, который представлял собой высочайшую ценность, не должен был никаким образом изменяться. Священный текст переписывался монахом. Текст, продиктованный князем, тоже не мог подлежать исправлению. И только те тексты, которые писец, монах слышал на улице, от других людей, были в полной его власти. Вот эта особенность древнерусской литературы – чёткость деления жанров, была очень важной особенностью. Наука, которая изучает древнерусскую историю и древнерусскую литературу называется медиевистика. Древнерусская литература относится к Средневековью. Так вот эта наука довольно долго рассматривала литературные произведения исключительно в связи с историческими событиями. Интерес к произведениям русской литературы, связанный с лингвистическим подходом, появился достаточно поздно. В нашей современной школе мы должны отличать, где связь древнерусской литературы с историей, а где её связь с языкознания. Вот почему у нас возникает иногда необходимость нарушать какие-то правила, общепринятые нормы. И возникает некоторые сомнения по поводу того, как это всё связано с культурой речи. Мы, например, говорим «Слово о По’лку Игореве», стараясь подчеркнуть то ударение, которое существовало в Средние века, когда ударение не смещалось на другие части слова, а оставалось на корне. С точки зрения современного русского языка – это, конечно, нарушение. Надо сказать, что такое нарушение вполне допустимо. Грамотные люди знают о правилах орфоэпии и, зная эти правила, они могут себе позволить отступить от них и подчеркнуть то, что им в данном случаи нужно. Разумеется, в церковно славянском языке, которым до сих пор пользуются священнослужители, произносящие проповеди перед своими прихожанами в храмах, вы конечно же услышите слово жи’тие.

Для того, чтобы говорить о древнерусской литературе, нужны некоторые предметные сведения, которые мы должны понимать для того, чтобы разглядеть подробности в этой картине и не потерять при этом детали.

Дело в том, что древнерусская литература была уделом избранных. Она распространялась в стране, где письменность только появлялась. Сначала до Кирилла и Мефодия как бытовая, деловая, после принятия христианства и после социального создания и принятия шрифтов, которые были созданы отчасти до появления миссионеров, частично ними усовершенствованных и приведенных в соответствии с представлением грамотеев Средневековья о том, как должна осуществляться письменность, которая распространилась в среде монахов. Существовали монастыри, которые были или независимы от княжеской власти, что бывало редко, или под покровительством какого-то князя.

Протопоп Аввакум добился желаемого результата. Повесть о собственной жизни стала одновременно и исповедью, и очень живой и востребованной для его современников. Не только старообрядцы переписывали рукопись Аввакума, но и следующее поколение, уже не связанное с религией, пользовались и житием, и легендами, и всенародными сказаниями, песнями и даже сказками, которые стали распространяться после смерти Аввакума. В XX веке, через много-много лет, русский поэт Максимилиан Волошин в 1929 году пишет «Сказание об иноке Епифани». Он, в сущности, подражает народному жанру сказаний и пишет уже не об Аввакуме, а обо всех этих четырёх персонажах, сгоревших в пустоозерском срубе. Вспоминает тех, кто был казнён за убеждение, за веру, отчасти проводя аналогию с казнью Христа, отчасти выстраивая сказочный сюжет. Для того, чтобы получить представление о том, что получилось у М. Волошина, прочтём короткий отрывок:

«Был инок Епифаний положен в сруб,  
Обложенный соломою, щепой и берестой  
И политый смолою.  
А вместе Федор, Аввакум и Лазарь.  
Когда костер зажгли, в огне запели дружно:  
— «Владычица, рабов своих прими!»  
С гудением великим огнь, как столб,  
Поднялся в воздухе, и видели стрельцы  
И люди Пустозерские, как инок Епифаний  
Поднялся в пламени Божественною силой  
Вверх к небесам и стал невидим глазу.  
Тела и ризы прочих не сгорели.  
А Епифания останков не нашли.»

Так, совершенно сознательно, последовательно и упорно протопоп создал и жизнью своей и текстами, которые он написал, почву для создания нового и литературного, и фольклорного, и мифологического творчества. В сущности, с этого момента русская литература, её жанры существуют в неразрывном единстве.

Литература развивалась преимущественно людьми, посвятившими специально жизнь литературе, но они не мыслили себя писателями, они мыслили себя переписчиками. После двухнедельного поста, специально помолившись, переписчик брался за рукопись. Главной задачей его было не допустить ошибок, переписывая чужие тексты. Переписчики не мыслили себя авторами даже тогда, когда они сами сочиняли речи для своих сюзеренов.

Литература не была отделена ни от церкви, ни от политики, ни от того, что в будущем начинает называться наукой. Учёные монахи, как бы ни старались не допускать ошибки при переписывании, всё равно, ошибались. Но для исследователей это даже к счастью, так как именно эти ошибки дают представление о том, как развивался язык. А то, что в переписываемые тексты они что-то добавляли от себя, нарушая правила, даёт нам основание судить о том, как двигалась история, как менялась жизнь людей на протяжении тех семи веков, о которых мы говорим.

3. «Поучение» Владимира Мономаха

Первым памятником, о котором пойдёт речь, считается памятник, относящийся к первой половине двенадцатого века, это сочинение последнего из самых выдающихся и самых знаменитых киевских князей Владимира Мономаха. Он жил с 1053 по 1125 года, это была достаточно долгая жизнь, полная всяческих приключений, о них вы знаете из уроков истории. Владимир Мономах не только был князем в самых разных княжествах, но к концу жизни ему удалось объединить приблизительно три четверти русских княжеств под своей властью. Это удалось ему благодаря тому, что он был с одной стороны воином и побеждал своих врагов, с другой стороны – потому что он был очень ловким дипломатом, и ему удавалось вести политику на основе династических браков. Он сам был внуком князя Ярослава Мудрого, он был сыном дочери Византийского императора. Прозвище Мономах досталось ему как фамилия жены. Для того, чтобы прославить своё имя и быть вровень с главным действующими лицами европейской истории, выбрал прозвище жены и стал как бы продолжателем всей той деятельности, которая была связана с Великой Римской империей.

Мономах удачно женил своих князей, удачно вёл свою политику и благодаря этому вошёл в историю как последний из объединителей выдающихся исторических деятелей Руси до татаро-монгольского нашествия. Но мы будем говорить о его литературной идее. «Поучение» Владимира Мономаха – совершенно особый текст. Он встречается в летописи в качестве фрагмента, а надо сказать, что летописи писали в сплошь, не выделяя фрагментов. Древнерусские писцы экономили пергамент, не только не ставили пробелов между словами, не только пропускали буквы, заменяя их подстрочными или надстрочными знаками, так чтобы слово было короче, но и также они не разделяли между собой текст. Поэтому «Поучение» Мономаха дошло до нас в нескольких вариантах, которые были написаны лет через сто после того, как была записана речь «Поучения», адресована Мономахом своим сыновьям. Этот текст был непосредственно связан, никак не отделён никакими пробелами, знаками. За те сто лет, которые отделяли Владимира Мономаха от времени написания Лаврентьевской летописи, она переписывалась несколько раз. Известно, что она переписывалась в 1304 году. Установить, сколько она переписывалась до этого и после, невозможно.

При всей жёсткости границ литературных жанров древнерусской литературе особенно характерными и интересными оказываются те случаи, когда жанр тесен для автора. Когда автор разламывает ту жанровую форму, которая для него была написана и отступления от жанра, вот этот разлом жанровой формы оказывается особо интересным. «Поучение» Владимира Мономаха – это непросто средневековое поучение, которое обязан был написать князь для того, чтобы передать опыт своим детям, внукам и потомках, о которых он несомненно думал, это ещё и живое слово, обращенное к живим людям. Казалось бы, князь должен был говорить так, чтобы все слушали его, замерев, затихнув и благоговея от восторга. Между тем, князь, прекрасно понимая, что его могут и не слушать, обращаясь к своей аудитории, он просит внимания, всякий раз оговариваясь о том, что он говорит только самое важное.

Вот начало:

«Я, смеренный дедом своим Ярославом, благословенным, славным, нареченный в крещении Василием, русским именем Владимир, отцом возлюбленным и матерью своею из рода Мономахов… и христианских ради людей, ибо сколько их соблюл по милости своей и по отцовской молитве от всех бед!...»

Главным своим достоинством Мономах считает не победы, не политические и дипломатические союзы, а милосердие к людям. Далее Мономах говорит о своих достоинствах, а основным его достоинством было то, что он был человеком, живущим по заветам той религиозной догмы, которая больше связана с тем, что мы сейчас называем духовностью. Нам важно понять, что «Поучение» Мономаха, будучи документом светским, историческим, в тоже время является и исповедальным человеческим документом. Приблизительно этот документ был создан на 70 году жизни Мономаха, в том возрасте, когда человек задумывается не о том, чем он войдёт в историю, а о тех чувствах, о тех воспоминаниях, которые возникнут у его потомков, когда будет упоминаться его имя. И исторический, и человеческий документ соединяются в «Поучении» воедино.

4. «Моление» Даниила Заточника

Следующий исторический литературный памятник, о котором пойдёт речь, так называемое «Моление» или «Слово» Даниила Заточника. На самом деле документ загадочный, загадка здесь всё. И имя автора Даниил, или реально существующий человек, или вымышленный персонаж. Загадка и адресат этого письма, потому что жанр этого «Моления» - письмо. Адресат – князь, которому пишет Даниил, неизвестен. Скорее всего это текст XII века, известен он по рукописям конца XIII века. Существует в нескольких вариантах, где есть разночтения. Даниил Заточник пишет своему князю, который заточил его, заслал его на озеро в отдалённую местность, где он бедствует, мучается и среди таких условий он хочет блеснуть своей образованностью, начитанностью, а вместе с тем свободу владения теми скоморошескими приёмами и балагурством, которые существовали в то время. С одной стороны, он книжник, с другой стороны, он шут. И вот это смешение серьёзной книжности и шутовства, соседства высоких слов со словами бранными делает это произведение особым и уникальным. Даниил Заточник мог быть и холопом крепостным , мог быть и дворянином. Он постоянно играет словом, постоянно пытается использовать свою речь как средство, которое позволяет ему изменить своё положение в ней, как мы бы сейчас сказали, социальный статус.

Вот самый характерный финальный фрагмент письма Даниила Заточника, которое очень точно передаёт и содержание, и стиль, и характер этого человека.

«…Я, княже, ни за море не ездил, ни у философов не учился, но был как пчела - припадая к разным цветам и собирая мед в соты; так и я по многим книгам собирал сладость слов и смысл их и собрал, как в мех воды морские.

Скажу не много еще. Не запрещай глупому глупость его, да не уподобишься сам ему. Не стану с ним много говорить. Да не буду как мех дырявый, роняя богатство в руки неимущих; да не уподоблюсь жерновам, ибо те многих людей насыщают, а сами себя не могут насытить житом; да не окажусь ненавистным миру многословною своею беседою, подобно птице, частящей свои песни, которую вскоре же ненавидеть начинают. Ибо говорится в мирских пословицах: длинная речь не хороша, хороша длинная паволока…»

Паволока – это золотое украшения, тонкие золотые нити, которые Даниил сравнивает с плетением словес. Плетение словес ничего не стоит по сравнению с теми золотыми нитками, которые очень дороги.

«…Господи! Дай же князю нашему силу Самсона, храбрость Александра, разум Иосифа, мудрость Соломона, искусность Давида, и умножь, Господи, всех людей под пятою его. Богу нашему слава, и ныне, и присно, и вовеки.»

Вот текст, который интересен и как следование жанровому принципу, и как ораторское произведение, слово рассчитанное на слух, отсюда мастерство красноречия, которое демонстрирует Даниил. Но вместе с тем, это и деловое письмо к своему властелину от подданного с просьбой его помиловать, простить и как-то помочь устроить свою жизнь. Очень характерно, что этот текст дошёл в большом количестве списков, переписчики обращались к этому тексту, потому что он им был интересен. Вероятней всего, это была самодеятельность, личная инициатива монахов, которые между священными текстами, которые поручено было им копировать, ещё вставляли и те тексты, которые были интересны им. И благодаря этому своеволию монахов XII, XIII и последующих веков, у нас появляется возможность составить представление о том, что было живой литературой этого времени Руси.

5. «Житие протопопа Аввакума, писанное им самим»

Наконец, третий литературный памятник, о котором нужно говорить совершенно особо. «Житие протопопа Аввакума, им самим писанное»  - это одновременно и окончание средневековой традиции, окончание древней русской литературы и начало русской литературы нового времени. Протопоп Аввакум  был, по-видимому, первым и единственным из тех писцов, из тех людей, воспитанных на средневековой культуре, который осмелился совершенно сознательно взломать границы между сословием, между жанрами, и осмелился совершить то, чего по убеждениям той эпохи совершать было невозможно.

Трагическая судьба протопопа Аввакума в этом смысле во многом предопределяет всё то, что происходило с русскими писателями в последующие века. Протопоп Аввакум был казнён, причём жесточайшей казнью. Но сначала несколько слов об этой эпохе и о том, какое течение в этой эпохе представлял протопоп Аввакум.

Протопоп Аввакум – священнослужитель и протопоп – это его звание, его место в церковной иерархии. Протопоп – это священник, у которого достаточно велик приход, в числе его духовных детей, то есть тех, кого он должен окормлять, были его прихожане, которых доходило до нескольких сотен. Он сам называет, что до 600 его прихожан были в числе его пастырей, то есть тех, кто считал его своим духовным наставником. Священствовал протопоп в течении 30 лет и он был в числе тех, кто возглавил церковный раскол. При патриархе Никоне была проделана попытка приблизить всю систему церковной жизни к тому, что происходило в Европе. Исправление церковных книг, которые были переведены с греческого языка на русский достаточно давно, должно было поднять статус русского православия вровень с теми греческими и византийскими, прежде всего, образцами, которые в это время существовали. Упадок Византии конечно же рассматривался как одно из необходимых условий того, что Русь придёт на место Царьграда или Константинополя и станет одним из мировых центров. Учения Филофея, о Москве как о третьем Риме в эпоху Петра Великого потом получило новое развитие, но пока при отце Петра, Алексее Михайловиче, делались только первые шаги, которые должны были как-то продвинуть Россию в число важнейших европейских государств. И у этого движения, которое получило название Никонианство, возникли идейные противники, которые считали, что самобытность Руси не требует никакого сближения с Западом, у Руси свой особый путь и всякие попытки ориентироваться на Запад только унижают Русь. С другой стороны, старообрядцы, противники патриарха Никона, считали, что сближение с Западом – это прихоть князей, это искажение, связанное с алчностью, корыстолюбием правящих династий в России. Эта борьба старообрядцев по поводу, как требует креститься двумя пальцами или тремя, спор по поводу того, какое количество раз следует повторять слово «аллилуйя» во время молитвы, каким образом совершать поклоны. Все эти споры по внешним признакам носили ничтожный, со стороны нашего современного взгляда, повод. Но для современников это было всё очень серьёзно. За стремление креститься двумя перстами отрубали руку, за лишнее произнесённое слово «аллилуйя», сказанное во время молитвы и за другие еретические выходки вырывали языки. Протопоп Аввакум был приговорён к отсечению руки, вырывания языка. Но Алексей Михайлович его помиловал, потом он приговорён ещё раз к смерти и снова Алексей Михайлович его помиловал и заменил это ссылкой в Пустозерск, на берегу Белого моря, на Севере. Там жили четыре старообрядца. В тех суровых условиях существования у них была возможность общаться, но она была ограничена тем, что ближайший Аввакуму человек, инок Епифаний, был уже подвергнут этому наказанию: и отсечению руки, и вырыванию языка. Нельзя было поговорить, он был нем. Можно было писать, даже при обрубленных пальцах Епифаний в рукописях протопопа Аввакума вставлял свои рисунки. Рукопись протопопа Аввакума – первая рукопись, которая не только дошла до нас в совершенно целом состоянии, но и специально хранилась, потому что она была вещественным доказательством, на котором церковный суд вынес ещё один смертный приговор протопопу Аввакуму. То есть «Житие протопопа Аввакума, им самим писанное», есть литературным памятником – книгой, с другой стороны, это вещественное доказательство еретического преступления и то, что в жанре связано с этим преступлением совершенно очевидно. Житие святого, сам святой писать не мог, только после смерти человека, после того, как совершаются чудеса при определённых условиях и по заказу церкви принимается решение писать житие как некий документ, готовящий к причислению покойного к сану сначала великомученика, потом святых. Протопоп Аввакум нарушает все каноны и пишет своё собственное житие, автобиографию, как мы бы сейчас сказали, он пишет о подвигах святого, рассчитывая на славу святого после смерти. Можно сказать, что он сделал всё для того, чтобы претерпеть смерть с мучением, как это полагалось, он вёл себя так, что несмотря на неоднократные помилования, всё таки его приговорили к смерти и привели смертный приговор в исполнении. Он добился следующего, после сожжения протопопа Аввакума, рукопись его, которая служила вещественным доказательством, переписывалась и распространялась в переписных списках. Она распространилась среди старообрядцев, которые провозгласили протопопа своим святым, независимо от церковной канонизации. Они создали свою церковь, отцом которой был к тому времени уже покойный протопоп Аввакум вместе с тремя его единомышленниками, сожженные в Пустозёрском срубе.

Вот начало жития протопопа:

«По благословению отца моего старца Епифания писано моею рукою грешною протопопа Аввакума, и аще что реченно просто, и вы, господа ради, чтущии и слышащии, не позазрите просторечию нашему, понеже люблю свой русской природной язык, виршами философскими не обык речи красить, понеже не словес красных бог слушает, но дел наших хощет..»

Физический конец жизни протопопа Аввакума и начало новой литературной эпохи практически совпали. 14 апреля 1682 года протопоп Аввакум с тремя другими старообрядцами был сожжён в пустозёрском монастыре. Две недели спустя на русский престол вступил новый царь, Пётр. Ему не было тогда ещё и 10 лет. Но столкновение и пересечение двух эпох здесь очевидно. Но об этом нам предстоит говорить дальше. А пока урок окончен.

6. Завершение урока

Список рекомендованной литературы

1. Коровина В.Я., Журавлёв В.П., Коровин В.И. Литература. 9 класс. М.: Просвещение, 2008 год.

2. Ладыгин М.Б., Есин А.Б., Нефёдова Н.А. Литература. 9 класс. М.: Дрофа, 2011 год.

3. Чертов В.Ф., Трубина Л.А., Антипова А.М. Литература. 9 класс. М.: Просвещение, 2012 год.

 

Рекомендованные ссылки на ресурсы интернет

1. Old-ru.ru (Источник).

2. Древнерусская литература (Источник).

3. Древнерусская литература (Источник).

 

Рекомендованное домашнее задание

1. Расскажите о Владимире Мономахе и о его «Поучении»

2. Почему «Моление» Даниила Заточника является загадкой?

3. Что сделал важного для развития истории протопоп Аввакум?