Классы
Предметы

Исследователи к уроку «Максим Горький. Пьеса "На дне"»

К.С. Станиславский, театральный актёр и режиссёр XIX-XX веков, считал, что в пьесе показана «Свобода – во что бы то ни стало!» – то есть «та свобода, ради которой люди опускаются на дно жизни, не ведая того, что там они становятся рабами». Из письма к А. П. Чехову 

 

И. Ф. Анненский, поэт и критик XIX-XX веков сравнивает творчество Горького и Достоевского. «И если для Достоевского девизом было – смирись и дай говорить Богу», то у Горького: «борись, и ты одолеешь мертвую стихию, если умеешь желать».

Анненский считает, что драма Горького носит чисто социальный характер, где едва ли не главным героем выступает Лука, а «романтическая история Пепла с Наташей – только эпизод, искусно включенный автором в общую цепь». Лука, с точки зрения критика, в чем-то похож на самого Горького:  «Для него все люди в конце концов стали хороши, но это тот же Горький; он никого не любит и не полюбит». Лука убегает от жизни, приятно врет, рассказывает сказки, но всегда остается в стороне от личных дел. Кроме горя и жертвы, у Горького «На дне» Лука ничего за собой и не оставил.

Из очерка «Три драмы», вошедшего в «Книги отражений» (Источник)

Полный текст «Книги отражений» (Источник)

 

В.Ф. Ходасевич, поэт и литературный критик ХХ века, делает акцент на противопоставлении в пьесе двух персонажей – Луки и Сатина.  В начале ХХ века марксистская критика старательно объясняла, что Лука – «личность вредная, расслабляющая обездоленных мечтаниями, отвлекающая их от действительности и от классовой борьбы».  А Сатин олицетворяет «пробуждение пролетарского сознания». Но Ходасевич обращает внимание, что  «стоит вчитаться в пьесу, и мы тотчас заметим, что образ Сатина, по сравнению с образом Луки, написан бледно и – главное – не любовно. Положительный герой менее удался Горькому, нежели отрицательный, потому что положительного он наделил своей официальной идеологией, а отрицательного – своим живым чувством любви и жалости к людям».

Из сборника «Некрополь» («Горький») (Источник)

 

Современник Горького, критик А.Р. Кугель, выступавший под псевдонимом Homo novus,  писал, что пьеса «На дне» – произведение искусственное и фантастическое. Он сомневается, что ночлежки представляют собой философский притон, где ищущие смысла жизни дошли до философского отрицания и, сидя на нарах, «оттуда вещали миру правду». Кугель соглашается, что отрицание может вытекать из жизни босяков, «их соседства с богатою, пышною и материально обеспеченною жизнью», но не верит, чтобы «они сами были одновременно и жертвами, издающими стон, и философами, этот стон обсуждающими».

Открытие спектаклей Московского Художественного Театра. «На дне» М. Горького. «Петербургская газета», 1903, 8 апреля (Источник)

 

Смоленский А.А.(Измайлов), театральный критик  газеты «Биржевые ведомости» считает, что успех пьесы «На дне» вызван исключительно мастерством актеров, которое перекрывает минусы многих сцен. «В картинах нет стержня, вокруг которого мерно и плавно вращалось бы действие… Нет драмы, нет движения, нет главного героя. У каждого из действующих лиц своя будничная трагедия, которая не переплетается с трагедиею других». Критик отмечает, что при чтении пьесы ему надоели «десять философов в босяцких отрепьях», что ни в одном из героев нет нарастания душевной драмы и каждый из них в конце пьесы находится в том же «душевном тоне», что и в самом начале. «Актер мог бы с одинаковым правом удавиться в первой картине, как и в четвертой, и Пепел убить Костылева гораздо ранее»

Московского Художественного Театра. «На дне» Горького // «Биржевые ведомости», СПб., 1903, 9 апреля (Источник)

 

Филолог и философ Г. Д. Гачев рассуждает о содержании пьесы: «На дне» – это прение о правде. Здесь все (разные люди – разные миросозерцания) идут на штурм правды. Это слово чаще всего упоминается в пьесе – чаще даже, чем слово «человек».

Гачев считает, что Лукапомогает оформиться индивидуальной мечте человека, укрепляет доверие к самому себе и в итоге человек становится способным на первый самостоятельный поступок, на котором лежит отпечаток его личности, а не сила обстоятельств. «…И вот посмотрим, какой мир оставил после себя Лука. Четвертое действие пьесы... все полны какого-то свежего задора, силы, молодости, любви, понимания и в то же время живой ненависти и презрения друг к другу и непонимания друг друга. Словом, это уже индивидуальные страсти. И здесь одно за другим совершаются людьми «дна» свободные деяния: впервые щедр и добр к людям Клещ... Барон впервые задумывается над жизнью... А Настя впервые отвела душу в наслаждении мести, издеваясь над рассказом Барона о своем прошлом. Но кульминация все нарастает: Бубнов! Бубнов приходит добрый и щедрый и угощает всех; и бывший полицейский Медведев и педантичный Татарин размягчаются; и вот уже звучит песня, – все сливаются во всеобщем воодушевлении, и сердца звучат в гармонии друг с другом».

Из статьи «Что есть истина? Прения о правде и лжи в «На дне» М. Горького» (Источник)

 

Советский критик и литературовед Б. А. Бялик трактует образ Луки однозначно негативно – как человека, который не верит ни в способность людей изменить жизнь, ни в их способность вынести сознание всей правды жизни. Лука считает, что только мечты и иллюзии могут принести утешение: «Во что веришь, то и есть». Тем самым «добрый» странник воплощает в себе «религию рабов», выражающую их слабость и придавленность, их неспособность бороться, склонность к терпению, к примирению, к всепрощению.

Разные судьбы героев в пьесе нужны были автору для того, чтобы показать, как меняется жизнь человека при столкновении с проповедями Луки. Самое большое поражение Лука терпит в столкновении с Сатиным. В последнем акте... Сатин сперва защищает его. Он отрицает, что Лука – сознательный обманщик, шарлатан. Но как быстро эта защита превращается в наступление:  «Ложь – религия рабов и хозяев... Правда – бог свободного человека!»

 Из книги «Горький – драматург»

 

Литературовед Л.А. Колобаева пытается найти ключ к пьесе в антитезе «сила – слабость». Она говорит, что в фокусе драмы – конфликт безжалостной правды и любви-жалости, снисходящей к человеческим слабостям.  Поведение Луки движимо добром. Но искренне желая добра, герой не достигает цели. Больше того, он достигает противоположного:  попадает в тюрьму Пепел, Актер уходит из жизни.

Но при этом автор расстановкой фигур, их взаимными связями выражает уверенность, что человеколюбие может носить и другую форму, любовь может соединиться с истиной (а не с ложью) и стать силой, активно преобразующей мир. 

...Пьеса «На дне» освещена уверенностью художника, что правда по плечу человеку, полна надеждой на личность нового типа, на добро, не опирающееся на костыли лжи и не прощающее зла, – на гуманность активную и сильную. 

Из статьи «Позиция автора в пьесе «На дне»

 

 

Поделиться
Ссылка на страницуCкопироватьЧтобы скопировать ссылку, выделите ее и нажмите [Ctrl] + [C]
http://interneturok.ru/textfiles/literatura/issledovateli-na-dne