Классы
Предметы

Мнения о произведении к уроку «И.С. Тургенев "Отцы и дети"»

Прежде чем обратиться к мнению критиков, давайте познакомимся со словами автора о своем  произведении.

Вот что говорит  И. С. Тургенев:

«Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса. Вглядитесь в лица Николая Петровича, Павла Петровича, Аркадия. Слабость и вялость, ограниченность. Эстетическое чувство заставило меня взять именно хороших представителей дворянства, чтобы тем вернее доказать мою тему: если сливки плохи, то что же молоко? Они лучшие из дворян — и именно поэтому выбраны мною, чтобы доказать их несостоятельность.»

Тургенев считал Базарова своим любимым детищем, хотел сделать из этого персонажа «лицо трагическое» и писал в письмах, что если читатель не полюбит Базарова, то вина лежит не на личности Базарова, а на авторе. «Рисуя фигуру Базарова, я исключил из круга его симпатий все художественное, я придал ему резкость и бесцеремонность тона — не из нелепого желания оскорбить молодое поколение (!!!), а просто вследствие наблюдений над моим знакомцем, доктором Д. и подобными ему лицами.»

Тургенев признавался, что разделяет почти все убеждения Базарова за исключением воззрений на художества, хотя многие считали, что автор находится на стороне «отцов». Тургенев же признается, что «в фигуре Павла Кирсанова даже погрешил против художественной правды и пересолил, довел до карикатуры его недостатки, сделал его смешным».

Полностью см. здесь.


Известный русский писатель, публицист, философ А. Герцен считает, что Тургенев не знал, как поступить с Базаровым и поэтому «казнил его тифом».  «Уцелей Базаров от тифа, он наверное развился бы вон из базаровщины, по крайней мере в науку, которую он любил и ценил… Наука спасла бы Базарова, он перестал бы глядеть на людей свысока, с глубоким и нескрываемым презре­нием…» 

Полностью см. здесь.


Критик М. Антонович невысоко оценивал художественные достоинства романа и говорил, что «за исключением одной старушки, нет ни одного живого лица и живой души, а все только отвлеченные идеи и разные направления, олицетворенные и названные собственными именами». Самого Базарова Антонович называет дьяволом, «ужасным существом» и считает его отрицательным героем. «Никогда ни одно чувство не закрадывалось в его холодное сердце; не видно в нем и следа какого-нибудь увлечения или страсти…»

Полностью см. здесь.


Критик М. Катков обращает внимание на другого героя романа – на Аркадия: «он представляет собою очень хороший, очень привлекательный тип. В самом деле, что дурного в этом Аркадии? Он не хищный, — но это слава Богу; в этом его достоинство.» 

Полностью см. здесь.


Критик Д. Писарев размышляет над отношениями Одинцовой и Базарова: «…Никакое крепкое обещание не свяжет необузданной воли этого своенравного человека и что его нельзя обязать быть хорошим мужем и нежным отцом семейства. Она поймет, что Базаров или вовсе не даст никакого обещания, или, давши его в минуту полного увлечения, нарушит его тогда, когда это увлечение рассеется. 

Автор видит, что Базарову некого любить, потому что вокруг него все мелко, плоско и дрябло, а сам он свеж, умен и крепок; автор видит это и в уме своем снимает с своего героя последний незаслуженный упрек. Изучив характер Базарова, вдумавшись в его элементы и в условия развития, Тургенев видит, что для него нет ни деятельности, ни счастья.»

 Полностью см. здесь.


Критик Н. Страхов считает Базарова аскетом, но аскетом особого рода: «он бережется не того, что может погубить тело, а того, что погубляет душу». «Наслаждение тщеславием, джентльменством, мысленный и сердечный разврат всякого рода для него гораздо противнее и ненавистнее, чем ягоды со сливками или пулька в преферанс». Именно здесь и кроется причина отрицания искусства Базаровым. «Очевидно, музыка для Базарова не есть чисто физическое занятие, и читать Пушкина не все равно, что пить водку. В этом отношении герой Тургенева несравненно выше своих последователей. В мелодии Шуберта и в стихах Пушкина он ясно слышит враждебное начало; он чует их все увлекающую силу и потому вооружается против них… можно сказать, что искусство всегда носит в себе элемент примирения, тогда как Базаров вовсе не желает примириться с жизнью.»

И если Гоголь считал, что в его «Ревизоре» есть только одно честное лицо – смех, то Страхов считает, что в «Отцах и детях» есть «лицо, стоящее выше всех лиц и даже выше Базарова — жизнь».

Полностью см. здесь.


А. Ранчин, литературовед, проводит параллели между Павлом Петровичем Кирсановым и Печориным, акцентируя внимание на дуэли.  Они оба родились в одно время, оба изысканно одеваются и желают убить соперника. Кирсанов, как и Печорин, целит в лоб противнику, но получает легкую рану в ногу. «Только печоринская легкая рана («царапина») была опасной, ибо стоял он на краю немилосердной кавказской пропасти и даже от нетяжелого ранения мог упасть вниз. А позади Кирсанова — русские берёзки: падай не хочу — не расшибёшься. Да и рана какая-то смешная… ляжка поражена пулей. И стрелял-то не боевой офицер, коим был Грушницкий, но… медик Базаров. А Павел Петрович, в прошлом состоявший на военной службе, промазал… После чего, будто семнадцатилетняя барышня, упал — не в горную расселину. В обморок». С точки зрения Ранчина сцена дуэли ярко показывает, что время аристократии прошло: «В “Отцах и детях” дуэльный фарс на сцене, а задник — пародийно представленные литературные декорации из пушкинского романа в стихах и из лермонтовского романа в прозе».

Полностью см. здесь.


А. Криницын, литературовед, обращает внимание, что обычно Тургенев рассказывает предысторию персонажа, которая дает ключ к его характеру, но этого «он явно не хочет делать в случае с Базаровым (может быть, вообще достоверно не зная, как складываются подобные характеры)».

Полностью см. здесь.

Поделиться
Ссылка на страницуCкопироватьЧтобы скопировать ссылку, выделите ее и нажмите [Ctrl] + [C]
http://interneturok.ru/textfiles/literatura/mneniya-o-proizvedenii-turgenev