Классы
Предметы

Сквозные темы к уроку «И.С. Тургенев "Отцы и дети"»

В этом разделе вы можете увидеть, что темы, которые затрагивает автор, – это масштабные и значимые для каждого человека вопросы. Где ещё (в предшествующей и дальнейшей литературе) обсуждаются похожие проблемы?

Отцы и дети. Разные поколения с трудом могут понять друг друга. Консервативные «отцы» желают детям  спокойной, благополучной, «правильной» жизни в соответствии с устоявшимися ценностями, а «дети» желают жить своим умом и готовы совершать ошибки. Вспомним здесь «Горе от ума» Грибоедова, «Повести Белкина» («Станционный смотритель», «Метель», «Барышня-крестьянка»). И тем не менее, несмотря на противоречия, «отцы» и «дети» любят друг друга.

Семья. Тема семьи, смены поколений – одна из центральных в русской литературе. Вспомним описания родительской любви, такой разной: то безоблачной, то требовательной, то болезненной… «Горе от ума», «Евгений Онегин» (Ларины), «Повести Белкина» («Станционный смотритель», «Метель», «Барышня-крестьянка»), «Капитанская дочка» (Гринёвы и Мироновы), «Преступление и наказание» (Раскольников и Пульхерия Александровна), «Война и мир» (Ростовы, Болконские), «Тихий Дон» (Мелеховы).

Природа. Что такое природа? Это «храм» как, например, в стихотворении Тютчева «Не то, что мните вы, природа…», где такие «скептики» и «материалисты», как Базаров, резко осуждаются, – хотя стихотворение написано задолго до тургеневского романа? Или же природа – это «мастерская» как, например, видит природу Петр Первый в поэме «Медный всадник»? Над этими вопросами человечество думает в течение столетий, от «беспечного» вопрошания Жуковского в начале XIX века («Невыразимое») до катастрофических картин Платонова («Котлован»), Распутина («Прощание с Матерой»). Может быть, природа мстит титанам, поднявшим на неё руку?

Любовь. Испытание, заставляющее человека смотреть на мир иначе. Но возможно ли, получив этот новый взгляд, быть счастливым?.. Онегин и Татьяна, Обломов и Ольга,  Болконский и Наташа, безымянный герой «Чистого понедельника» и героиня (чем-то похожая, кстати, на княгиню Р.) – этот ряд можно продолжать и продолжать – так и не смогли обрести счастье друг с другом…  

Дружба. Онегин и Ленский, Гринев и Швабрин, Печорин и Грушницкий (и, кстати, Печорин и Вернер), Болконский – Безухов, Обломов – Штольц, – везде своеобразные истории доверия, понимания, а порой и горького разочарования. В «Отцах и детях» мы видим персонажей, которые проходят путь от дружбы-ученичества к дружбе-соперничеству (а в финале и к отчуждению). Интересная эволюция.

Дуэль. Смертельный поединок: долг чести или преступная блажь? Оправданная опасность или абсурдный ритуал? Бывает по-разному. Вспомним и сравним «Евгения Онегина», «Капитанскую дочку», «Героя нашего времени», «Войну и мир», а ещё – «Вешние воды» Тургенева, «Дуэль» Чехова, «Поединок» Куприна, рассказ Набокова «Подлец».

Герой и общество. Базарову (несомненно выдающемуся человеку) не удаётся влиться в поток общественной жизни. И если герою Тургенева мешает ранняя нелепая смерть, то что же с Онегиным, Печориным, Бельтовым (Герцен, «Что делать»), Рудиным (Тургенев, «Рудин»), Лаврецким (Тургенев, «Дворянское гнездо»), Челкатуриным (Тургенев, «Дневник лишнего человека»), наконец, Обломовым?

Герои и подражатели. Чацкий на фоне Репетилова, Печорин среди грушницких, Базаров  – и ситниковы… Вспомним также персонажей Чехова – эпигонов, обрекших себя на вторичность.

Нигилизм. Героя, который отрицает основополагающие человеческие ценности, мы находим у Достоевского – это Ставрогин в романе «Бесы». Интересный и сложный вопрос: можно ли назвать нигилистом Родиона Раскольникова, героя романа «Преступление и наказание» (подумайте, какие аргументы можно привести за и против). А вот ещё один поворот темы нигилизма: титан-одиночка, грубый и сильный в мире, но внезапно уязвимый в любви, – не этот ли характер мы находим в лирическом герое Маяковского? Вспомним героя его поэмы «Облако в штанах», провозглашающего: «Я над всем, что сделано, / ставлю "nihil"». 

Общественный прогресс. И особое русское звучание этой темы: дворяне, просвещение и народ. Вспомним здесь о других романах Тургенева («Рудине», «Дворянском гнезде», «Накануне», «Дыме», «Нови»), о романе Герцена «Кто виноват?», об «Обломове» Гончарова, произведениях Некрасова, «Доме с мезонином» Чехова…

Судьба женщины и новый тип героини. Закрепившееся в литературоведении понятие «тургеневская девушка» не случайно: это героиня, которая умеет самостоятельно мыслить и даже противостоять чьим-то готовым мнениям. Она сильна и независима. Такова интеллектуалка Анна Одинцова в романе «Отцы и дети». Её сестра Катя в ещё большей степени «тургеневская девушка», поскольку с внутренней силой и независимостью (Кате удаётся даже ниспровергнуть взгляды Базарова в глазах Аркадия) в ней сочетается способность к любви. Тургенев в своём творчестве создаёт новый женский типаж: героиня, которая ищет смысл жизни, готова к жертвенному служению, способна на подлинное чувство. Таковы Наталья Ласунская из романа «Рудин», Марианна Синецкая из романа «Новь», Елена Стахова («Накануне»), Лиза Калитина («Дворянское гнездо»). Таких женщин мы находим у Гончарова: Ольга Ильинская («Обломов»), Вера («Обрыв»). Отголоски этого типа (хоть и в несколько искусственном образе) есть у героини Чернышевского (Вера Павловна в публицистическом романе «Что делать?»).

Поделиться
Ссылка на страницуCкопироватьЧтобы скопировать ссылку, выделите ее и нажмите [Ctrl] + [C]
http://interneturok.ru/textfiles/literatura/skvoznye-temy-turgenev