Назад
views 6 619
calendar 03 апреля 2019

Прошлое и будущее дистанционного обучения – мнение Мастера

Прошлое и будущее дистанционного обучения – мнение Мастера
Интервью с мастером боевых искусств А.В. Сосниным

Анатолий Соснин – признанный мастер боевых искусств, мастер спорта международного класса, инструктор-методист высшей категории – Ханси, 8-й дан джиу-джитсу, 6-й дан будзюцу, 5-й дан айкидо. Официальный представитель международных федераций и Национального совета айкидо России в Республике Крым. Однако в списке интересов мастера далеко не только боевые искусства… 

- Анатолий Валерьевич, Вы были одним из первых преподавателей вузов, кто в своей работе стал практиковать дистанционное обучение. Расскажите, как и когда Вы столкнулись с ним как с явлением? Чем оно привлекло Ваше внимание? 

- Новые технологии, компьютерная техника, всемирная паутина и неограниченные возможности для тематического общения. Вы можете общаться и слушать интересные для вас курсы преподавателей со всего мира! Это же здорово! 

В середине 90-х я занимал должность заместителя директора по международным связям Ялтинского филиала института менеджмента МНТУ (Международного научно-технического университета). Мы формировали программу обмена студентами с европейцами. Сотрудничали с Венгрией, Чехией, Словакией, Францией. Меня поразил такой подход к обучению именно в Сорбонне, в Париже. Дистанционные лекции были у них общепринятыми уже в начале девяностых. 

- Почему же у нас такая форма образования становится популярной только сейчас, почти тридцать лет спустя? 

- Дело в том, что дистанционное образование как метод в те годы было очень спекулятивным. У нас мало кто понимал, что оно собой представляет. Его называли «дистантным», придумали другие непонятные наименования. На деле всё сводилось к простому: сидел некий представитель учебного заведения в скромном офисе и раздавал студентам сомнительные методички. Те приходили, сдавали контрольные и получали свидетельства. Делалось всё это совсем не бесплатно, конечно же. Такая коммерциализация учебного процесса более касалась вузовского обучения, но это была беда и дискредитация хорошего интересного начинания… 

- Вы, как человек, уже тогда осознавший преимущества дистанционного образования, пытались ли объяснить, что оно являет собой на самом деле? 

- Тогда казалось, что нужно спасать ситуацию. Мы стали пытаться формировать позитивные прецеденты: организовывали дистанционные обучающие курсы, видеоконференции, использовали все известные на тот момент возможности, которые позволяли общаться и учиться, не собираясь физически в одном месте. Так мы обсуждали волнующие всех темы, привлекали экспертов из разных уголков мира, слушали позиции и мнения разных интересных людей. 

Но сейчас я думаю, что переход на дистанционное образование – это естественный и неизбежный процесс. Он развивается в связи с урбанизацией общества. С урбанизацией не в смысле перетекания людей из сельской местности в города, а наоборот – «трансляции» высоких культурных и технологических образцов за пределы городов. Чем выше технологии, тем больше общения. Создав любую сеть, мы получаем в ней неизбежную закономерность – увеличение трафика. Таким образом, создавая сеть образовательную, мы позволяем школьникам, студентам и преподавателям общаться, не ограничиваясь территориальной или еще какой-то локализацией. Количество желающих этим воспользоваться будет всегда расти. 

- То есть, с одной стороны, новые технологии вообще и дистанционное образование в частности дают неограниченные образовательные возможности. Но есть ведь и другая сторона. Касаемо школьников – это ещё не сформировавшиеся личности. В идеале школа не только занимается изучением определённых предметов, но имеет и воспитательные функции. Как быть с этим? 

- Дело в том, что интернет-технологии шагают семимильными шагами, и сегодня они позволяют очень здорово идентифицировать и ученика, и преподавателя во время сеансов дистанционного обучения. Соответственно, чем выше эти способы взаимодействия и чем больше общения на больших расстояниях, тем меньше будет спекуляций. Ну какая разница, как ты отвечаешь на вопросы преподавателя – по скайпу или лично присутствуешь? При этом технические возможности проверки заданий несопоставимы с проверкой обычных школьных письменных работ. Ты пришёл, сдал, например, сочинение, и неизвестно, кто его написал. Но ты получил за это проходной балл, оценку в четверти, в году и так далее. В современных школах дистанционного обучения всегда присутствует разного рода тестирование, которое всё это контролирует. Хотя, должен заметить, что это скорее социальная проблема. Она к образованию отношения не имеет, если честно. 

- То есть Вы считаете, что дистанционный учитель может выполнять не только техническую функцию, но и быть наставником для ученика? 

- Если с ним есть сеансы связи, то однозначно да. Я проводил эксперимент со своей дочерью, когда после первого класса забрал её из школы. Понятно, что я имел полное на это право, обладая педагогической квалификацией. Я полностью посадил её на дистанционное образование. И да, оно было с папой, который находился в другой комнате, но ребёнок должен был все задания получать и выполнять на компьютере. И отправлять папе по электронной почте. Потом мы встречались для того, чтобы это разобрать. Так и происходит обычно, когда родители заинтересованы в обучении. Можно всё посмотреть, послушать, написать, а потом дополнительно пообщаться, обсудить детали. На самом деле тут при относительной самостоятельности присутствует двойная форма контроля. Это хорошо помогает. И хоть это было сильно упрощённое псевдо-дистанционное образование, но я хотел посмотреть, насколько оно эффективно и возможно ли обучаться, используя именно интернет-технологии. 

- Какие заметили изменения в ребёнке? 

- Во всяком случае, могу сказать, что ребёнок в итоге захотел учиться, окончил общеобразовательную школу и поступил на госбюджет в университет, на исторический факультет. Далее в магистратуру, в аспирантуру и в настоящий момент готовится к защите диссертации. Я считаю, что мой эксперимент удался. Я научил ребёнка учиться. В том числе учиться самостоятельно. 

- Сколько лет она таким образом дистанционно училась? 

- Пять лет. В старшие классы вернулась в обычную школу. 

- Была ли заметна разница между качеством подготовки её и её соучеников? 

- В школе она была всегда на хорошем счету. Обычно у родителей возникает вопрос – социальное общение детей. Но в период домашнего обучения она общалась с детками, связанными с единоборствами, со скалолазанием. Мы постоянно выезжали на летние тренировочные лагеря и межсезонные мероприятия. Ещё какие-то кружки были из тех, которые можно для девочек предложить. Считаю, что социальное общение должно быть интересным для ребёнка. Когда она решила, что ей интересно-таки пойти поучиться в школу – то и там проблем не было. Всё было очень корректно. Я считаю, что замечательно всё получилось. 

- То есть школьное общение на протяжении пяти лет было полностью заменено общением с детьми «по интересам»? Но ведь в жизни у людей, с которыми приходится общаться, интересы не всегда совпадают. Не создаём ли мы своего рода аквариум? 

- Мне кажется, что нет. Потому что под аквариумом можно понимать любое ограничение социума, которое спонтанно возникает даже в быту у людей. Ребёнок ходит в школу, но, на самом деле, в итоге с родителями он почти не общается. В школе некомпетентный учитель и переполненный класс формируют определённую среду. Это тот же аквариум, но в нём сформирована среда угнетения. Факторов может быть очень много, и они формируются абсолютно случайным образом. Зачем мне отправлять в такое свободное плавание своего ребёнка, когда я могу сам помочь ему сформировать среду социального общения и развить у неё навыки самообразования в том числе? Это моё видение, но мне кажется, что оно достаточно обосновано моим опытом. 

- У Вас есть сын-первоклассник. Как Вы относитесь к его переводу на дистанционное обучение? 

- Считаю, что это должен быть его выбор. Точно так же, как в своё время это был выбор моей дочери. Потому что она, когда закончила первый класс, сказала: «Папа, я не хочу больше ходить в эту школу. Мне там неприятно, мне там скучно. Я просто трачу время впустую». Это был обоснованный ответ взрослого человека. Маленького взрослого человека. И если я услышу от своего маленького взрослого сына такое же решение, то, естественно, я сделаю всё, чтобы ему помочь. 

- Сейчас домашнее и дистанционное образование обретает всё большую популярность. Опираясь на свой опыт, какие элементы Вы хотели бы там видеть? 

- Я бы хотел видеть больше фактического общения преподавателя с учениками или студентами, в виде всевозможных видеоконференций. Очень интересно, когда все объединены какой-то общей задачей. Даже если эта задача искусственно создана и она соревновательного плана. В подростковом возрасте я частенько бывал участником различных математических олимпиад и помню, как нас готовили. Тогда мы в дружеской атмосфере вместе решали сложные задачи за рамками обычной программы. Мы мозговым штурмом находили неординарные решения, и это было здорово. Это была своего рода мотивация к обучению, которая необходима. 

В образовании главное – это мотивация. А, к сожалению, у детей в школе, как правило, она одна – ТЫ ДОЛЖЕН! Мама ходит на работу, папа ходит на работу, и ты должен. А нужно, чтобы ребёнок имел к учёбе интерес. Это же гораздо продуктивнее! Как создать ему мотивацию? Нужен какой-то феноменологический подход к преподаванию. Это когда мы идём от какого-то события или явления. Начинаем его разбирать. Это всегда интересно. 

Большую роль в поиске мотивации и взаимопонимания играют компьютерные игры, где есть открытое общение. Там создаются целые миры. 

- Многие родители являются противниками компьютерных игр. Для чего они нужны?

- Это же площадка для общения с детьми! Давайте создадим задачку в какой-то ММОРПГ (открытая ролевая игра). Неважно, космическая фантастика это или какие-то классические подземелья и драконы, где команда выстраивает свой замок, его охраняет, оберегает, сражается. Спиной к спине… С преподавателями… С родителями… 

Я говорю об этом серьезно. Потому что я со своими детьми всегда играл в компьютерные игры. И дети от этого не стали игроманами. Но эта была площадка, когда мы были друзьями и сражались спина к спине! А это, поверьте, дорого стоит! 

- Вы мастер боевых искусств. Изучение их по книгам и фильмам в лучшем случае вызывает улыбку, а в худшем – острую критику. Допустимо ли изучение боевых искусств дистанционным образом? 

- Самое смешное, что с развитием интернета дистанционное изучение боевых искусств получило большой толчок. И понятно, что это не является доминирующей формой образования в этой области. Но тем не менее, если вы, занимаясь каким-то традиционным видом единоборств, не интересуетесь, что делается в мире, не просматриваете youtube, не читаете аналитические статьи и не обогащаете свой интеллект знаниями о предмете, которым вы занимаетесь, то рост у вас значительно слабее, чем у того, кто это делает. Потому дистанционное образование, не называя себя таковым, присутствует в боевых искусствах со дня появления интернета. Нужно понимать, что оптимальный вариант в этой области – это здоровый, хороший микс виртуального и реального. 

- Известно, что в боевых искусствах, помимо физической стороны, очень сильна философия. Многие убеждены, что такие занятия оказывают положительное влияние на восприятие школьниками общеобразовательных дисциплин. Но некоторые пытаются это оспорить. Как Вы относитесь к подобным утверждениям? 

- Любая физическая активность, как и само образование, должна быть мотивирована. В советские годы самую мощную мотивацию имели школы туризма. Совместные походы. Экскурсии на природу. Были походы профильные – водные, велосипедные, горные. Это создавало невероятную среду для общения, для внутреннего роста детей, для их объединения. И боевые искусства не выпадают из этого ряда. 

К сожалению, в современном мире мы часто под боевыми искусствами понимаем некий гиперактивный спорт, когда каждый месяц соревнования и какая-то искусственная нагрузка ненужная, а иногда вредная для психики ребёнка. 

Под боевыми искусствами для младшего и школьного возраста я подразумеваю всё-таки некие телесно ориентированные практики психологической направленности. Для становления личности, для обучения способам самозащиты. Это важно в рамках даже базовых курсов охраны жизнедеятельности. 

- То есть человек должен чувствовать себя защищённым? 

- Конечно. Это охрана жизнедеятельности. Но беда в том, что у нас мало таких квалифицированных преподавателей. Те единицы, которые добрались до истоков традиций боевых искусств, часто не хотят быть школьными преподавателями и каким-то образом находить компромиссы с современной системой образования. То есть здесь необходимо движение навстречу друг другу. 

Ведь что такое боевые искусства? Это серьёзная не просто телесно-ориентированная дисциплина, но и психокоррекция личности. Дисциплина, позволяющая человечеству выживать в определённые периоды времени. Если накладывать это на современную действительность, то она нужна, чтобы дать возможность ребёнку почувствовать свой внутренний стержень. Своё достоинство. 

Кроме того, есть такое понятие – «грамотная физическая активность». Например, есть лазательные процессы, которые влияют на процессы внутреннего становления. И, как показывает мой десятилетий опыт подобной практики, у деток, которые занимаются скалолазанием в школе – не для соревнований – улучшаются успехи и по образовательным дисциплинам. 

- С чем Вы это связываете? 

Скалолазание или те же традиционные боевые искусства связаны с неким внутренним балансом, с тонким равновесием. И этот баланс движения оказывает определённые психологические эффекты. Влияет на становление личности в том числе. То есть, имея внутренний баланс движения, вы можете побороть нечто внутри себя. В детстве это очень хорошая мотивация. 

Я считаю, что на уровне школьного образования телесно-ориентированные практики в виде боевых искусств, в виде скалолазания, в виде путешествий по родному краю, различных походов выходного дня и так далее – это просто необходимые вещи для формирования мотивационной среды обучения. И не важно, организованы ли занятия школьными педагогами, родителями или энтузиастами-общественниками, но это всегда хорошие начинания и без этого не обойтись. 

Такой подход позволяет создавать интересные интерактивные площадки для детей по интересам. Например, в виде практических занятий оздоровительными практиками и единоборствами, ролевых игр и турпоходов на базе летних лагерей для наполнения дистанционного образования реальным общением со сверстниками и педагогами. 
 

Фото: личный архив

Вопрос-ответ
Правила перехода на СО для первоклассников и старшеклассников одинаковы?

Этапы перевода на домашнее обучение малышей, которые только должны пойти в первый класс, и детей постарше, уже имеющих школьный «стаж», отличаются. Обо всех отличиях в переводе и процессе обучения в разных классах вы можете узнать у специалистов Домашней школы «ИнтернетУрок» или по ссылке.

Нужно ли уведомлять органы образования, что ребёнок переходит на семейную форму обучения?

Если ребёнок переходит на семейную форму обучения, необходимо поставить в известность орган местного самоуправления муниципального района или городского округа по месту проживания − чаще всего это орган управления в сфере образования.

Как контролировать уровень знаний у ребёнка на СО?

Контролировать усвоение знаний ребёнком обязательно. Самые распространённые формы контроля – контрольные работы, тесты, устные опросы. В нашей программе на СО после каждой темы по любому предмету предлагается несколько вариантов тестов. Они различаются по степени сложности.

Домашняя школа InternetUrok.ru ул. Барышиха, 23, Москва, 125368 8 (800) 775 4121
Лого sitehere.ru