Классы
Предметы
На сайте представлены уроки по отдельным произведениям школьной программы, а темы и содержание уроков не всегда строго соответствуют учебникам.

Дело в том, что мнения автора учебника и преподавателя в школе могут не совпадать, и это нормально: литературное произведение – не теорема, у него могут быть разные трактовки.

На сайте мы разместили уроки, которые помогут ученикам при изучении некоторых произведений русской литературы. Со временем коллекция видео будет пополняться.

Духовные искания князя Андрея в романе «Война и мир»

На этом уроке мы с вами продолжим разговор о романе Л.Н. Толстого «Война и мир».  Проанализируем характер одного из главных персонажей романа – князя Андрея Болконского.

Введение

Сегодня мы поговорим о духовных исканиях князя Андрея в романе «Война и мир». Среди героев Толстого отчетливо различаются «подвижные» и «неподвижные», ищущие или неищущие. Причем нельзя сказать, что все «неподвижные» герои чужды автору. И Кутузов, и Платон Каратаев, и Наташа Ростова живут либо просто органической жизнью, либо уже в силу своего жизненного опыта пришли к каким-то целям. Чужды автору герои «мертвые», которые «выработали» отношение к жизни и следуют ему. Таковы Сперанский, Билибин, князь Василий Курагин, если выходить за пределы «Войны и мира», таков Каренин, таков Иван Ильич из «Смерти Ивана Ильича» (рис. 1).

Рис.1. Иллюстрация Б.М. Басова к произведению «Смерть Ивана Ильича» (Источник)

Вы помните фразу из письма Толстого к его двоюродной тетке Александре Толстой:

«Чтоб жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться».

Всю свою жизнь Толстой искал и говорил об «энергии заблуждения», которая необходима для творчества.

«Все как будто готово для того, чтобы писать – исполнять свою земную обязанность, а недостает толчка веры в себя, в важность дела, недостает энергии заблуждения, земной стихийной энергии, которую выдумать нельзя. И нельзя начинать».

                                                                             Из письма Толстого к Н.Н Страхову

Без этой энергии творить невозможно, и для Толстого это важно: «Художник для того, чтобы действовать на других, должен быть ищущим, чтобы его произведение было исканием. Если он все нашел и все знает и учит или нарочно потешает, он не действует. Только если он ищет, зритель, слушатель, читатель сливается с ним в поиске».

Важно, что, по словам автора, в этих поисках окончательной истины нет и быть не может. Все, что сейчас кажется истиной, позже окажется очередным заблуждением. И поиск идет благодаря сопряжению своего личного пространства со всем миром. Нужно найти такую форму сопряжения, чтобы это было гармонией, а не противостоянием. Постоянно в поиске находятся любимые герои Льва Толстого – князь Андрей Болконский и Пьер Безухов.

Анализ духовных исканий князя Андрея

Князь Андрей в начале романа – носитель наполеоновской идеи. В салоне Анны Павловны он сочувственно цитирует Наполеона, а у него дома Пьер берет с полки первую попавшуюся книгу – «Записки Цезаря» (рис. 2).

Рис. 2. Издание 1783 года. Записки о Галльской войне (Источник)

Эти два человека (Наполеон и Цезарь) чем-то схожи в своих ценностях, морали. После ухода жены князь говорит Пьеру:

«– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет, не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал все, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно, а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. <...>
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь, Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к своей цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и, как скованный колодник, теряешь всякую свободу»
.

Другими словами, жена мешает князю Андрею на пути к его славе.

«...он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производил на других и занятого делом приятным и интересным».

«Князь Андрей был один из тех редких офицеров в штабе, который полагал свой главный интерес в общем ходе военного дела. <...>он боялся гения Бонапарта, который мог оказаться сильнее всей храбрости русских войск, и вместе с тем не мог допустить позора для своего героя».

Далее происходит один очень важный эпизод. Жерков, Несвицкий и князь Андрей находятся в коридоре штаба Кутузова, идет австрийский генерал, и Жерков подходит к нему и с шутовским видом заявляет: «Имею честь поздравить, генерал Мак приехал, совсем здоров, только немного тут зашибся, – прибавил он, сияя улыбкой и указывая на свою голову». Генерал Мак вместе со всей своей армий сдался в плен Наполеону. И тут князь Андрей говорит: «Если вы, милостивый государь, – заговорил он пронзительно, с легким дрожанием нижней челюсти, – хотите быть шутом, то я вам в этом не могу воспрепятствовать; но объявляю вам, что если вы осмелитесь другой раз скоморошничать в моем присутствии, то я вас научу, как вести себя». Несвицкий, в свою очередь, недоумевает, почему князь так отреагировал и тогда следует объяснение .

«– Как что? – заговорил князь Андрей, останавливаясь от волнения. – Да ты пойми, что мы – или офицеры, которые служим своему царю и отечеству и радуемся общему успеху и печалимся об общей неудаче, или мы лакеи, которым дела нет до господского дела».

Мы видим, с одной стороны, высокое представление о своем будущем, о своем долге и роли у князя Андрея, а с другой стороны, шутовство Жеркова, который снижает это высокое представление и тем самым вызывает всплеск негодования у Болконского.

Когда князь Андрей возвращается от австрийцев, зная о поражениях русских, то думает о том, что едет ради спасения армии.

Перейдем к другому эпизоду. В ту ночь, когда княгиня Болконская рожает, появляется князь Андрей. И тут мы наблюдаем излюбленную толстовскую ситуацию: человек перед лицом двух таинств, а именно появления новой жизни и таинства смерти. Важно, что князь Андрей не просто плачет, а у него появляется чувство вины перед покойной женой.

Болконский решает больше никогда не служить, он живет у себя в имении, занимается сыном, тем самым переменяется ролями с отцом. Отец его активен, ездит по делам ополчения. И тут в гости к Болконскому приезжает Пьер, который недавно был посвящен в масоны и рад просветлению.

«Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что-нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокоен, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь, спросил Пьер. – А сын, сестра, отец?
– Да это все тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, – а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochain – это те твои киевские мужики, которым ты хочешь делать добро».

И это является очень важным: для Болконского «я» – это обширное понятие, он воспринимает свою семью как единое с собой целое.

Дальше следует разговор о крестьянах. Князь Андрей говорит, что их нужно освободить, но не ради них, а ради дворян, потому что привычка владеть другими людьми развивает властолюбие, жестокость и эгоизм. Тогда Пьер понимает, что князь говорит о своем отце. Этот вопрос для современной Толстому России был актуален: как раз прошла реформа 1861 года, и он не может не думать об отношениях с крестьянами.

Важным эпизодом является разговор на пароме, и важен ответ князя Пьеру.

«Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого? Разве я не чувствую, что я в этом бесчисленном количестве существ, в которых проявляется божество, – высшая сила, – как хотите, – что я составляю одно звено, одну ступень от низших существ к высшим? Ежели я вижу, ясно вижу эту лестницу, которая ведет от растения к человеку, то отчего же я предположу, что эта лестница, которой я не вижу конца внизу, она теряется в растениях. Отчего же я предположу, что эта лестница прерывается со мною, а не ведет дальше и дальше до высших существ? Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был. Я чувствую, что, кроме меня, надо мной живут духи и что в этом мире есть правда.

– Да, это учение Гердера, – сказал князь Андрей, – но не то, душа моя, убедит меня, а жизнь и смерть, вот что убеждает. Убеждает то, что видишь дорогое тебе существо, которое связано с тобой, перед которым ты был виноват и надеялся оправдаться (князь Андрей дрогнул голосом и отвернулся), и вдруг это существо страдает, мучается и перестает быть... Зачем? Не может быть, чтоб не было ответа! И я верю, что он есть... Вот что убеждает, вот что убедило меня, – сказал князь Андрей».

Князь не хочет верить, что в следующей жизни он не сможет искупить вину, которую чувствует перед мертвой женой.

Смерть князя Андрея

 

Чуткая Наташа заметила, что с князем Андреем что-то случилось.

«В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского». Князя терзает отчужденность. Еще один важный момент – последний сон князя (рис. 3).

Рис. 3. Последний сон князя Андрея (Источник)

«Он видел во сне, что он лежит в той же комнате, в которой он лежал в действительности, но что он не ранен, а здоров. Много разных лиц, ничтожных, равнодушных, являются перед князем Андреем. Он говорит с ними, спорит о чем-то ненужном. Они собираются ехать куда-то. Князь Андрей смутно припоминает, что все это ничтожно и что у него есть другие, важнейшие заботы, но продолжает говорить, удивляя их, какие-то пустые, остроумные слова. Понемногу, незаметно все эти лица начинают исчезать, и все заменяется одним вопросом о затворенной двери. Он встает и идет к двери, чтобы задвинуть задвижку и запереть ее. Оттого, что он успеет или не успеет запереть ее, зависит все. Он идет, спешит, ноги его не двигаются, и он знает, что не успеет запереть дверь, но все-таки болезненно напрягает все свои силы. И мучительный страх охватывает его. И этот страх есть страх смерти: за дверью стоит оно. Но в то же время, как он бессильно-неловко подползает к двери, это что-то ужасное, с другой стороны уже, надавливая, ломится в нее. Что-то не человеческое – смерть – ломится в дверь, и надо удержать ее. Он ухватывается за дверь, напрягает последние усилия – запереть уже нельзя – хоть удержать ее; но силы его слабы, неловки, и, надавливаемая ужасным, дверь отворяется и опять затворяется.
Еще раз оно надавило оттуда. Последние, сверхъестественные усилия тщетны, и обе половинки отворились беззвучно. Оно вошло и оно есть смерть. И князь Андрей умер.
Но в то же мгновение, как он умер, князь Андрей вспомнил, что он спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собою усилие, проснулся.
«Да, это была смерть. Я умер – я проснулся. Да, смерть – пробуждение!» – вдруг просветлело в его душе, и завеса, скрывавшая до сих пор неведомое, была приподнята перед его душевным взором. Он почувствовал как бы освобождение прежде связанной в нем силы и ту странную легкость, которая с тех пор не оставляла его. Когда он, очнувшись в холодном поту, зашевелился на диване, Наташа подошла к нему и спросила, что с ним. Он не ответил ей и, не понимая ее, посмотрел на нее странным взглядом».

Потрясающе описано, как князь Андрей механически отвечает на вопросы Наташи и княжны, прощается с сыном. Происходит то, что Толстой называет пробуждением от жизни. И когда князь умирает, то Наташа и Марья спрашивают себя, куда он ушел. Это не окончательная смерть, а переход в иной мир. Не случайно князь Андрей появится во сне сына.

С одной стороны, в князе слишком много эгоизма и, возможно, с этим связана невозможность его счастья с Наташей Ростовой и смерть, а с другой стороны, это ведь тоже слияние с миром. Причем, по Толстому, не исчезновение, а переход в другое состояние.

 

В этом разговоре князь, обещавший больше никогда не служить, произносит еще одну интересную фразу.

«Ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии». И это князь говорит во втором томе, а уже в третьем он снова служит.

 

Князь Андрей в 1812 г.

 

Князь Андрей – профессиональный военный, и для создания его образа Толстому нужен взгляд военного. И вновь свои мысли автор высказывает устами героя.

«...нет и не может быть никакой военной науки и поэтому не может быть никакого так называемого военного гения<...>Иногда, когда нет труса впереди, который закричит: „Мы отрезаны!» – и побежит, а есть веселый, смелый человек впереди, который крикнет: „Ура!» – отряд в пять тысяч сто́ит тридцати тысяч, как под Шенграбеном, а иногда пятьдесят тысяч бегут перед восемью, как под Аустерлицем».

Это начало войны 1812 года. Пожар Смоленска – очень важная сцена. Именно здесь появляется новое чувство озлобления против врага. Толстой пишет, что этот пожар был эпохой для князя. Берг не понимает того, что происходит, он готов жаловаться и упрекать князя Андрея в том, что жители поджигают дома и создают пожар, а он бездействует.

Князь размышляет о войне, он считает ее грязным делом, которое не стоит приукрашивать. И это толстовская правда, к которой, по его мнению, приходит каждый участник войны.

Автор использует князя Андрея, чтобы высказать все свои мысли по поводу Кутузова. Но и Кутузов говорит герою очень приятные слова:

«Я знаю, твоя дорога – это дорога чести».

Накануне Бородина именно князь Андрей разъясняет Пьеру, почему нужен был Кутузов, а не Барклай, почему они завтра выиграют сражение и чем оно отличается от битвы при Аустерлице. При этом князь Андрей говорит, что он начал понимать слишком много, что он предчувствует свою смерть. У князя три горя: любовь к женщине, смерть отца и французское нашествие.

Далее описано поведение князя Андрея во время сражения. Выясняется, что его полк в резерве. В военных действиях полк не задействован, но тем не менее постоянно выбывают люди из-за бомбежки.

«<...>я люблю жизнь, люблю эту траву, землю, воздух...»

Именно в этот момент, когда герой остро воспринимает весь окружающий мир, падает бомба и князь Андрей получает смертельные ранения. В госпитале он видит Анатоля Курагина.

 

Выходит, что князь Андрей осуществляет все, что задумал Пьер. Перевел крестьян в вольных хлебопашцев, построил школы, больницы. Интересно то, как сам князь возражал против них:

«– Ну, давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школа, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственные потребности. А мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его-то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему ни моего ума, ни моих чувств, ни моих средств.<...>

– Ах, да. Больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустишь ему кровь, вылечишь, он калекой будет ходить десять лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Еже ли бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал, – как я смотрю на него, а то ты из любви к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом, что за воображенье, что медицина кого-нибудь вылечивала... Убивать! – так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера».

Радостным моментом была поездка в Отрадное, тот случай, когда он слышит разговор Наташи и Сони. Вспомните описание дуба, первый раз сухого и умирающего, а позже зеленого, вернувшегося к жизни. И князю Андрею начинает казаться, что жизнь его не закончена:

«В душе его вдруг поднялась такая неожиданная путаница молодых мыслей и надежд, противоречащих всей его жизни, что он, чувствуя себя не в силах уяснить себе свое состояние, тотчас же заснул».

Болконский приезжает в Петербург. И место Наполеона в его мыслях теперь занял Сперанский (рис. 4):

«ему стало смешно, как он мог ждать чего-то от Сперанского и от всей своей деятельности, связанной с ним<...>

одно смущало князя Андрея: это был холодный, зеркальный, не пропускающий к себе в душу взгляд Сперанского, и его белая, нежная рука, на которую невольно смотрел князь Андрей, как смотрят обыкновенно на руки людей, имеющих власть. Зеркальный взгляд и нежная рука эта почему-то раздражали князя Андрея».

Рис. 4. М. Сперанский (Источник)

«Видно было, что никогда Сперанскому не могла прийти в голову та обыкновенная для князя Андрея мысль, что нельзя все-таки выразить всего того, что думаешь, и никогда не приходило сомнение в том, что не вздор ли все то, что я думаю, и все то, во что я верю? И этот-то особенный склад ума Сперанского более всего привлекал к себе князя Андрея».

Эти мысли князя Андрея буквально совпадают с записями в дневнике Толстого о Дружинине (рис. 5).

Рис. 5. А.В. Дружинин

«Прочел вторую статью Дружинина. Его слабость, что он никогда не усомнится, не вздор ли это все».

                                                                                          Из дневника Л.Н. Толстого

Для Толстого способность ставить свои взгляды под сомнение очень важна.

Князь Андрей и Наташа Ростова

 

Все помнят сцену бала у екатерининского вельможи в Петербурге. На этом балу Пьер обращает внимание князя Андрея на Наташу и князь приглашает ее на танец (рис. 6)

Рис. 6. Князь Андрей и Наташа Ростова на балу (Источник)

«…вино ее прелести ударило ему в голову: он почувствовал себя ожившим и помолодевшим...»

Наташа – мера истины, которая открывает князю глаза и приводит к разочарованию в Сперанском.

«Какое мне дело <...>до того, что государю было угодно сказать в Сенате? Разве все это может сделать меня счастливее и лучше»?

Но это разочарование идет дальше:

«...он живо представил себе Богучарово, свои занятия в деревне, свою поездку в Рязань, вспомнил мужиков, Дрона-старосту, и, приложив к ним права лиц, которые распределял по параграфам, ему стало удивительно, как он мог так долго заниматься такой праздной работой».

Любопытны накладки и ошибки Толстого. Например, княжна Марья надевает на брата серебряный образок, а французы с тяжело раненого Андрея снимают золотой. Вот еще одна интересная ошибка автора.

«После обеда Наташа, по просьбе князя Андрея, пошла к клавикордам и стала петь. Князь Андрей стоял у окна, разговаривая с дамами, и слушал ее. В середине фразы князь Андрей замолчал и почувствовал неожиданно, что к его горлу подступают слезы, возможность которых он не знал за собой».

Мы знаем, что князь Андрей уже плакал, когда умирала его жена, но в этот момент для Толстого очень важно подчеркнуть, что князь ранее таких чувств не испытывал.

«Он посмотрел на поющую Наташу, и в душе его произошло что-то новое и счастливое. Он был счастлив, и ему вместе с тем было грустно. Ему решительно не о чем было плакать, но он готов был плакать? О чем? О прежней любви? О маленькой княгине? О своих разочарованиях?.. О своих надеждах на будущее? Да и нет. Главное, о чем ему хотелось плакать, была вдруг живо сознанная им страшная противоположность между чем-то бесконечно великим и неопределимым, бывшим в нем и чем-то узким и телесным, чем был он сам и даже была она. Эта противоположность томила и радовала его во время ее пения».

Для князя Андрея встреча с Наташей была определяющей.

«Весь мир разделен для меня на две половины: одна – она, и там все счастье, надежда, свет; другая половина – все, где ее нет, там все уныние и темнота...»

Далее мы видим, как злится отец Болконского, он не хотел бы отпускать от себя ни дочь, ни сына, он против свадьбы и требует годовой отсрочки. Но Наташа – живая жизнь, и остановить ее на год нельзя. И тут начинается зарождение катастрофы, начало ситуации, которая далее произойдет у Наташи с Анатолем. Тогда Пьер напоминает князю об их разговоре и о его словах, что падшую женщину можно и нужно простить, но Андрей говорит, что не в силах простить Наташу. И снова эгоизм князя не позволяет ему следовать за сердцем, не допускает возможности прощения.

Князь Андрей ищет Курагина для того, чтобы вызвать его на дуэль. Это как раз и было причиной поездки князя на войну, никакого патриотизма он не испытывает. Перед его отъездом он навещает семью, нам показывают эпизод его ссоры с отцом, разговор с княжной.

«Ежели тебе кажется, что кто-нибудь виноват перед тобой, забудь это и прости. Мы не имеем права наказывать. И ты поймешь счастье прощать».

Дальше князь Андрей едет на фронт, и только пожар Смоленска превращает его поездку в участие в народной войне. Неслучайно его столкновение с Бергом, неслучайна его встреча с Анатолем, которому отнимает ногу и к которому он чувствует христианскую любовь и прощение. И конечно, неслучайна его последняя встреча с Наташей, когда ему кажется, что воздвигается здание из иголок и он чувствует всю горечь разрыва с Наташей и говорит:

«Люблю тебя больше, лучше, чем прежде...»

 

Список литературы

  1. Лебедев Ю.В. Литература. 10 класс. Базовый уровень. В 2 ч., Просвещение, 2012
  2. Маартен М. Проблема семьи в творчестве Л.Н. Толстого, 1850–1870-е гг. – М.: МГУ, 2000. – С. 211. В.Б. Шкловский.
  3. Материал и стиль в романе Льва Толстого «Война и мир», 1928

 

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

  1. Интернет портал «Levtolstoy.ru» (Источник)
  2. Интернет портал «Russkay-literatura.ru» (Источник)
  3. Интернет портал «Gold-liter.org.ua» (Источник)

Домашнее задание

1. Напишите сочинение на тему (по выбору):

  • «Духовный облик князя Андрея»
  • «Отношение князя Андрея к семье»

2. Нарисуйте иллюстрацию к одному из эпизодов романа.
3. Сделайте анализ последнего сна князя Андрея Болконского, подумайте, какой скрытый смысл в него вкладывает Толстой.